Итоги работы в 2012 году: такие разные для Huawei и ZTE

Наиболее известные китайские вендоры подводят предварительные итоги работы в прошлом году. Но если рост Huawei уже ничем не остановить, он выдал 33 % и вот-вот перегонит рыночного лидера – Ericsson, то ZTE вянет на глазах, впервые за несколько лет окончив отчетный период с убытками около $460 млн. Чем же обусловлена такая разница, ведь для нас обе компании примерно одинаковы? Тем не менее в основе быстрого роста ZTE все последние годы лежала стратегия демпинга цен, что и начинает сказываться сегодня на отчетности. Все это время Huawei терпеливо осваивал новые для себя рынки за пределами Китая, вкладывал в R&D и разработку новых решений на основе последних радиоинтерфейсов, разрабатывая привлекательные условия кредитования своих заказчиков. Сказалась и приоритетная ориентация ZTE на внутрикитайский рынок, а также ставка на постепенно устаревающие технологии. В результате сегодня ZTE воспринимается не конкурентом, а скорее домашним «младшим братом» глобального Huawei.

Даже несмотря на запрет в использовании оборудования китайского производства для критически важной сетевой инфраструктуры, существующий в США, Huawei может показать рост в 2013 году на уровне 10 – 12 %. По итогам 2012 года доходы компании выросли на 33 % до уровня $2,48 млрд, в то время как продажи – на 8 % до $35,4 млрд (аудированные результаты года выйдут позднее в апреле). Это уже превосходит доходы рыночного лидера Ericsson по итогам 2012 года ($34,8 млрд), однако нужно учитывать, что Huawei поставляет не только инфраструктурное оборудование, как это в массе своей делает шведский вендор, включая оказание аутсорсинговых услуг на обслуживание операторский сетей, но и активно работает на рынке потребительских устройств и на вертикальных рынках. Тем не менее уже в самое ближайшее время динамика роста Huawei позволит ему выйти на первое место в мире без всяких «если». «Вероятно, Huawei ожидает более быстрый рост, чем у Ericsson. Он выходит на новые для себя рынки с близкими для себя ключевыми компетенциями, создавая новые сегменты рынка. Это не характерно для Ericsson», – отмечает аналитик Landesbank Baden-Wuerttemberg Mirko Maier.

В целом ключевое направление инфраструктурных операторских решений принесло Huawei $25,82 млрд доходов, в то время как направление консьюмерских устройств – $7,8 млрд, а Enterprise – оставшиеся $1,85 млрд. 2/3 продаж осуществляется за пределами Китая: если на мощный внутренний рынок приходится $11,86 млрд, то только на продажи в регионе EMEA – $12,47 млрд, в Азиатско-Тихоокеанском регионе – $6,02 млрд, а на Северную и Южную Америки – $5,12 млрд. Стоит также отметить, что к концу 2012 года китайский вендор имел $4,5 млрд оборотного капитала, а денежный поток достиг рекордных $12 млрд. При этом общий размер открытых кредитных линий составил $33 млрд, 77 % которых приходится на банки за пределами КНР. Крепкое финансовое положение не вынуждает прибегать к IPO, хотя варианты размещения на бирже в Huawei и рассматривают. В частности, об этом рассказала CFO компании Meng Wanzhou (дочь основателя компании Ren Zhengfei), отметив, что, в принципе, это возможно. IPO даст большую прозрачность и открытость, что может помочь выиграть недоступные пока крупные контракты в США, Индии и других странах, которые пока отказываются от решений Huawei по соображениям национальной безопасности (Huawei начисто отрицает свою связь с военными и разведывательными структурами КНР). Перспективу IPO также отдаляет тот факт, что в настоящее время акциями владеют более 65 тыс. сотрудников компании. «Листинг оказал бы Huawei очень заметную помощь. Но я сомневаюсь, что сегодня компания к нему готова, учитывая последствия для руководства и модели управления. Процесс подготовки к IPO Huawei может занять десятилетия, пока она не станет восприниматься «нормальной» компанией во всем мире», – отмечает аналитик Sanford Bernstein Pierre Ferragu в интервью Bloomberg.




Контракты Huawei на поставку оборудования сетей LTE во всем мире (красным цветом, все остальные вендоры – синим) на 8 мая 2012 года. Данные GSA

На этом фоне еще более контрастными выглядят результаты основного китайского конкурента – компании ZTE, которая впервые за несколько лет объявила о закрытии отчетного периода с убытками в размере $457 млн. Это связано с задержкой реализации некоторых китайских и международных проектов, большим числом низкомаржинальных контрактов, заключенных в Европе, Азии и в Китае за этот период, а также падением доходов от продажи обычных «трубок». Основное отличие ZTE от Huawei – в концентрации на внутреннем китайском рынке, хотя весь год компания активно трудилась над созданием именно международного бренда. Тем не менее это сыграло на руку – стабильный рост китайского рынка 3G обеспечил рост продаж внутри страны, в то время как продажи за пределами КНР, наоборот, снизились на 4,5 % к 2011 году. В целом сегодня 47 % годового объема продаж ZTE на уровне $13,57 млрд приходится на внутренний рынок КНР. Продажи инфраструктурного оборудования операторам в итоге составили $6,7 млрд, снизившись на 10,6 % в сравнении с 2011 годом, продажи абонентских терминалов сократились на 4 % до $4,16 млрд. При этом продажи телекоммуникационного ПО и услуг и прочих продуктов, напротив, выросли на 31 % до $2,69 млрд.

Для всех убытки ZTE  по итогам года стали полной неожиданностью, ведь чистая прибыль 2012 года по сравнению с прибылью за 2011 год снизилась на 221 – 241 %. Таким образом, ZTE, как и другие инфраструктурные вендоры, столкнулся с рыночной тенденцией постепенного перехода от экстенсивного строительства операторских сетей с массовыми закупками «железа» к их качественному развитию с помощью программного обеспечения и предоставления различных услуг со стороны вендора. Однако в совокупности с еще одним фактором это имело тяжелые последствия для ZTE, а маржинальность снизилась на 6,36 п. п. до 23,9 %. Дело в том, что компания в массе своей ориентируется на уже устаревшие технологии, в частности, на CDMA, где она была сильным игроком, но этот рынок быстро сокращается из-за повальной миграции таких операторов на LTE по всему миру. И хотя ZTE уже заявил, что укрепил свои отношения с существующими клиентами сетей GSM, UMTS и CDMA – это все равно уже прошлый шаг, – мир смотрит на LTE/HSPA+.

Еще одной неприятной рыночной тенденцией для ZTE, к которой компания не подготовилась в должной мере, стало быстрое смещение фокуса продаж с обычных «трубок» на смартфоны. При этом из-за приоритетной ориентации ZTE на развивающиеся сравнительно бедные рынки Китая, Африки и Южной Америки маржинальность этого бизнеса также упала. Это вынуждает ZTE обратить внимание на развитие своей топовой линейки и моделей среднего ценового сегмента, но в настоящее время вендор пока не готов к продвижению своего собственного бренда, в основном продавая свои устройства под операторскими брендами. Тем не менее в ZTE все еще полны оптимизма. Хотя компания действительно призналась, что «не отреагировала на сдвиги в отрасли телекоммуникаций и макроэкономике с достаточной скоростью», но заверила инвесторов, что исправит этот промах в самом ближайшем будущем, акцентировав свое внимание на ключевых клиентах и продуктах, оптимизации внутренней организационной структуры и обеспечения большей подотчетности руководства.

 


Продажи смартфонов в 2012 году практически сравнялись по объемам с обычными «трубками», в 2013 году они их превзойдут. Данные ABI Research по итогам IV кв. 2012 года


Однако одними лишь очевидными последствиями негативных отраслевых трендов полумиллиардные убытки на фоне сильных результатов ZTE предыдущих лет объяснить сложно. Скорее всего, речь идет именно о ценовом демпинге, последствия которого начинают сказываться только сейчас как итог заключенных 2 – 3 года назад контрактов. К примеру, можно взять ситуацию на индийском рынке, когда государственный оператор BSNL объявил конкурс по расширению сети 2G на всю страну. Тот тендер выиграл именно ZTE, предложив сверхнизкую цену $0,84 млрд, – его коммерческое предложение составило лишь 1/3 предложения Nokia Siemens Networks ($2,5 млрд) и было значительно ниже предложения Huawei ($1,3 млрд). В пользу этой версии говорят и многочисленные факты обвинений сотрудников ZTE в подкупе официальных лиц и даче взяток для получения госконтрактов. Самым свежим примером этому служат обыски в монгольском представительстве ZTE после вскрытия фактов подкупа в процессе реализации крупного государственного образовательного проекта. Также получили широкую известность подобные обвинения в адрес сотрудников ZTE при схожих обстоятельствах в Алжире и Кении в прошлом году.

Это подтверждают и другие источники. Так, по словам эксперта телекоммуникационной отрасли, пожелавшего остаться неизвестным, в беседе с корреспондентом китайских «Ежедневных экономических известий» (cn-c114.net), ZTE в последние годы придерживается радикальной рыночной стратегии, благодаря которой в прошлом году был получен ряд контрактов. Однако эксперт считает, что это неверная стратегия – в неблагоприятной рыночной среде компания должна развиваться взвешенно и устойчиво, накапливая опыт. А ZTE ради быстрого расширения бизнеса на зарубежном рынке подписал много контрактов по замене старого оборудования с минимально возможной прибылью (контракт BSNL на сети 2G/GSM). Кроме того, по его словам, внутреннее управление и структура менеджмента ZTE также имеют серьезные проблемы. В частности, эксперт отмечает отсутствие строгого и рационального управления проектами, а также слишком упрощенные расчеты бюджетирования расходов реализации проектов, из-за чего ущерб обнаружился лишь в процессе реализации проектов.

Рубрики: Мобильная связь, Маркетинг, Оборудование

Ключевые слова: Huawei, сотовая связь, смартфоны, телекоммуникационное оборудование, ZTE