Veon теряет связь с Азией. Владелец «Билайна» столкнулся с новыми проблемами в Узбекистане

Компания VEON (бренд Beeline) может лишиться части радиочастот в Узбекистане из-за решения властей перераспределить ресурс между операторами. Это может привести к проблемам со связью у абонентов оператора, а также к необходимости дополнительных инвестиций.

Как говорится в сообщении Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана, опубликованном 13 мая, Республиканский совет по радиочастотам принял решение о перераспределении полос частот в диапазонах 900 и 1800 МГц в одинаковом объеме между действующими операторами. «Данное решение предоставляет равные конкурентные условия по доступу к радиочастотному спектру и создает условия по эффективному использованию радиочастот для ускорения внедрения технологии LTE (стандарт мобильной связи четвертого поколения, 4G), повышения качества услуг сотовой связи в республике», — отмечается в сообщении. Как сообщил РБК источник, знакомый с ситуацией в Узбекистане, решение совета было вынесено еще 31 марта 2017 года.

Больше всего от перераспределения частот пострадает узбекская «дочка» VEON (до недавнего времени компания называлась VimpelCom), компания Unitel (оказывает услуги под брендом Beeline). Из сообщения министерства следует, что каждый сотовый оператор в итоге будет иметь по 24,8 МГц в диапазоне 900 и 1800 МГц. У Unitel до сих пор было 48,8 МГц, то есть компания лишится почти половины частот. Другие сотовые операторы Узбекистана от решения, напротив, выиграют: у Coscom до сих пор было 17,8 МГц, у Universal Mobile Systems —15,6 МГц, у «Узмобайл» —16,2 МГц.

Как отмечается в сообщении министерства, наличие у отдельных операторов небольшого объема частот является причиной «несоответствия качества услуг сотовой связи установленным требованиям».

Гендиректор Unitel Дмитрий Шуков заявил РБК, что решение Республиканского совета по радиочастотам «прямо нарушает условия лицензионного соглашения между Unitel и Министерством по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана, подписанного в мае 2016 года на 15 лет». По его словам, решение принималось без какого-либо обсуждения с Unitel. Он напоминает, что компания инвестировала более $1,1 млрд в экономику Узбекистана, еще на $1 млрд было выплачено налогов и сборов. Оператор строил сеть мобильной связи, исходя из того частотного ресурса, который был ему выделен. «Решение регулирующих органов может привести к резкому ухудшению качества обслуживания абонентов Unitel», — настаивает Шуков. По его словам, компания подала иск о признании недействительным решения Республиканского совета по радиочастотам. В какую инстанцию и когда обратилась компания, собеседник РБК не уточнил. Но источник, близкий к VEON, рассказал РБК, что иск подан 21 апреля в Хозяйственный суд Ташкента. ​«Если решение совета не будет официально отменено, это приведет к системным негативным последствиям для развития информационно-коммуникационной отрасли и всей экономики Узбекистана. Удар будет нанесен по государственным усилиям по привлечению иностранных инвестиций, особенно в высокотехнологичный сектор», — считает Шуков. Ранее «Интерфакс» со ссылкой на представителя Unitel сообщал: если решение совета останется в силе, компании придется инвестировать порядка $60 млн в строительство новых базовых станций, чтобы остаться на нынешнем качественном уровне связи.

В первом квартале 2017 года выручка Unitel составила $153 млн, или 6,7% выручки VEON (для сравнения, на российский «ВымпелКом» пришлось 45,55%). Компания обслуживала 9,5 млн абонентов мобильной связи, или 4% от общей базы VEON (на Россию приходилось 24%).

Проблемный актив

Это не первые проблемы для VEON в Узбекистане. В 2014 году власти США (акции VEON торгуются в том числе на американской NASDAQ) и Нидерландов (здесь расположена штаб-квартира компании) заподозрили VEON, а также группу Telia (владеет Coscom) и российскую МТС (владела сотовым оператором «Уздунробита», но ушла с рынка) в даче взяток высокопоставленному чиновнику Узбекистана при выходе на местный рынок. Предполагалось, что эти компании могли платить дочери бывшего президента страны Ислама Каримова Гульнаре Каримовой за получение лицензий и частот.

Как говорилось в иске Минюста США, поданном летом 2015 года в Окружной суд США по Южному округу штата Нью-Йорк, VEON могла заплатить в общей сложности $133,5 млн коррупционных платежей. Компания купила узбекскую Buztel в конце 2005 года за $60 млн плюс долг $2,4 млн. На тот момент у Buztel было 2,7 тыс. абонентов (0,3% местного рынка), но компания рассматривалась как «входной билет на рынок Узбекистана», ее покупатель имел преференции при покупке Unitel, у которой было 350 тыс. абонентов (доля рынка — 31%). В январе 2006 года VEON выплатила Takilant — одному из офшоров, связанных с Каримовой, — $19 млн за консультационные услуги. В феврале того же года компания купила Unitel за $200 млн плюс $7,7 млн долга, а уже в июле 2006 года Buztel была объединена с Unitel. Этому предшествовало заседание совета директоров VEON, на котором обсуждалось, что по узбекским правилам прямая передача частот между юридическими лицами запрещена, но компания ожидала, что Takilant поможет получить разрешение передать частоты в объединенную компанию, отмечалось в иске.

В апреле 2007 года VEON продала Takilant 7% Unitel за $20 млн, а в сентябре 2009 года совершила обратный выкуп, заплатив уже $57,5 млн. Как считали следователи, высокая премия была взяткой за помощь владельца Takilant в работе на узбекском рынке. Еще $57 млн VEON выплатила Takilant по соглашениям от 2007, 2008 и 2011 годов. Эта сумма могла быть платой за частоты, хотя по узбекскому законодательству такой ресурс выделялся бесплатно, отмечалось в иске.

В феврале 2016 года VEON договорилась​ с американскими и голландскими властями об урегулировании претензий, признав факт дачи взятки. Также компания выплатила штраф в размере $795 млн.

Анна Балашова

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Мобильная связь, Регулирование

Ключевые слова: Билайн, ВымпелКом, радиочастоты