В «законе Яровой» нашли уголовный аспект. Сроки хранения данных предлагают пересмотреть

Разработанные Минкомсвязью подзаконные акты к «закону Яровой» противоречат уголовно-процессуальному законодательству, обнаружили в Центре защиты цифровых прав. Чтобы избежать противоречия, сроки хранения сообщений пользователей не должны превышать 24 часов в общем случае или шести месяцев для конкретных лиц по решению суда. Такой формат позволил бы операторам избежать дополнительных инвестиций, оценивают эксперты.

Проект постановления правительства по реализации «закона Яровой», разработанный Минкомсвязью, противоречит уголовно-процессуальному законодательству и порядку проведения оперативно-разыскной деятельности, следует из письма Центра защиты цифровых прав, направленного вчера главе Минкомсвязи Николаю Никифорову (есть у “Ъ”). Проект постановления внесен в правительство в начале ноября, заявлял ранее Николай Никифоров. В документе определены объемы хранения данных в рамках «закона Яровой» и вводится поэтапное увеличение сроков хранения трафика — с одного месяца в 2018 году до предусмотренных законом шести месяцев в перспективе.

Но, исходя из Уголовно-процессуального кодекса РФ, речь не может идти ни о шести, ни об одном месяце хранения сообщений пользователей, настаивает партнер Центра защиты цифровых прав Саркис Дарбинян. «Ограничение права на тайну переписки и телефонных переговоров возможно только на срок до 48 часов, после чего необходимо получить судебные санкции либо прекратить запись и хранение сообщений. В исключительных случаях допускается хранение данных граждан в течение 24 часов, после чего необходимо направить в суд уведомление о том, что начался перехват данных»,— поясняет он.

Ограничение конституционного права граждан на тайну связи сейчас возможно только на территориях, где введен режим контртеррористической операции или на основании судебного решения при проведении следственных и оперативно-разыскных мероприятий, говорится в письме. При этом запись и контроль телефонных и других переговоров может осуществляться до шести месяцев. Таким образом, проект Минкомсвязи не будет противоречить действующему законодательству, если установит срок хранения сообщений в отношении всех пользователей не более 24 часов и не более шести месяцев в отношении конкретных лиц по решению суда, резюмируется в письме.

Такая формулировка позволила бы согласовать требования «закона Яровой» с действующим законодательством, согласен главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян. «Это также позволило бы избежать дополнительных инвестиций хотя бы в части оборудования по снятию данных, так как кольцевой буфер большинства СОРМ может осуществлять хранение до 24 часов»,— добавляет он. С выводами согласны в Институте исследований интернета. «Если сам закон не противоречит действующему законодательству, то в отношении подзаконных актов в данной редакции такого сказать нельзя»,— отмечает директор по стратегическим проектам института Ирина Левова.

Сложившаяся ситуация чревата возможными исками о нарушении конституционных прав с требованием компенсации, в том числе и в Европейский суд по правам человека, считает собеседник “Ъ” в одном из крупных операторов связи. «Последствия принятия подзаконных актов к “закону Яровой” могут быть настолько непредсказуемыми, что было бы правильно как минимум обсудить эти проекты с экспертами организаций, которые должны будут их исполнять»,— добавил он. Источник в другом крупном сотовом операторе также считает требование о хранении информации в течение шести месяцев избыточным, в том числе по экономическим причинам. В «Вымпелкоме», МТС, «МегаФоне» и «Ростелекоме» от комментариев отказались. В Минкомсвязи не ответили на запрос “Ъ”.

Юлия Тишина

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование

Ключевые слова: регулирование, Пакет Яровой, Закон Яровой