«Главная задача – удовлетворить спрос»: заместитель генерального директора ГК ICL об изменениях в сегменте российского производства

В рамках интервью с гостями форума Kazan Digital Week ведущий радио и вице-президент OCS Алексей Рудым побеседовал с Сергеем Соловьевым, заместителем генерального директора ГК ICL. В студии интернет-радио цифрового вещания «ЭХО л’ОСЕЙ» они обсудили, как изменился рынок российского производства, что собой представляет рынок сервиса и какие сложности возникают в этом направлении, а также не вредит ли быстрое удовлетворение потребительского спроса системному развитию в долгосрочной перспективе.

Как вам Kazan Digital Week? Какие впечатления?

О ГК ICL

ICL - высокотехнологичная, динамично развивающаяся группа компаний, входящая в число крупнейших ИТ-компаний России, предоставляющая весь спектр ИТ-услуг, проектов, решений и продуктов. Компания была основана как совместное предприятие в 1991 году на базе завода ЭВМ Казанским производственным объединением вычислительных систем (КПО ВС) и британской компанией International Computers Limited (ICL).

– На самом деле форум серьезно вырос с прошлого года. Увеличилось количество российских компаний, выросло предложение российских продуктов. Kazan Digital Week как всегда очень интересен, и я заметил, что больше мероприятий проходит внутри самого форума.

Сергей, давайте поговорим вот о чем. Все сегодня говорят, что открылось окно возможностей для российских компаний, для их развития. С другой стороны, как мне кажется, комфортно, когда окно открывается постепенно. Сейчас же оно распахнулось резко, у всех российских вендоров растет объем продаж, но не будет ли иметь это негативный эффект? Успеваете ли вы заполнять этот проём?

– Насчет негативного эффекта, наверное, его нет. Действительно, окно возможностей открылось, и это не легкий сквозняк, а водопад. У нас, как у группы компаний, где есть и производственная часть, и софтверная, и интеграционная, очень сильно выросло производство. Оборудование, созданное в России, нужно всем. Если раньше им интересовались только государственные, ведомственные организации, муниципальные органы, то сейчас его покупают и представители бизнеса. Соответственно, темп роста компании, который мы планируем на этот год, примерно +60 %.

 

Сергей Соловьев, заместитель генерального директора ГК ICL

Сергей Соловьев, заместитель генерального директора ГК ICL

 

То есть, 60 % роста производства вы планируете?

– За год по компании в целом, но главным локомотивом этого роста является производство российского оборудования.

Насколько возможно вырасти так сильно в моменте, без каких-либо огрехов? Как это происходит?

– Это достаточно непросто, и осложняется еще и тем, что логистические цепочки до сих пор нарушены. Производить нужно больше, а закупать и доставлять запчасти и оборудование сложнее. При том, что мы печатаем российские материнские платы, загружаем почти все заводы, которые есть на территории страны, и все равно не справляемся с тем объемом потребностей, который есть. Из-за этого мы с поддержкой государства и Республики Татарстан начали программу по строительству завода по производству материнских плат. С мощностью пока до миллиона штук в год. Это первый шаг, дальше мы сможем наращивать этот объект.

На чем сегодня фокусируется ICL?

– Если говорить о наших собственных разработках, безусловно, это решения по информационной безопасности, и это очень востребованный сервис. Также это разработки на базе 1С, это переход с различных зарубежных ERP на российские системы, в этом направлении также взрывной спрос. Также направление, как мы его называем, «вендорозамещения», то есть, оказание технической поддержки оборудования и ПО западных вендоров, которые ушли с рынка.

То есть, вы забираете на себя сервис.

– Да, мы готовы взять его на себя.

А если говорить именно о производстве, то на каких продуктах вы сфокусированы? Ноутбуки, ПК, тонкие клиенты – что для вас является определяющим?

– Основным определяющим фактором является рынок и его потребности. Но основное в нашей программе выпуска это ноутбуки, безусловно, тонкие клиенты, рабочие станции и специализированные изделия. 

Если посмотреть на рынок пользовательских устройств, допустим, ноутбуков, то до недавнего времени все игроки решали следующие задачи: должен быть российский ноутбук для образования. Соответственно, это был ноутбук, соответствовавший определенным техническим параметрам, но никто не вкладывался сильно в его дизайн. Сейчас, когда почти исчезли западные ноутбуки, открывается в том числе и ниша пользовательских устройств. На ваш взгляд, изменится ли серьезно продуктовый, модельный ряд? Будут ли российские производители серьезно вкладываться в дизайн устройства, изучать пользовательский опыт, реагировать на него?

– Во-первых, я немного не соглашусь с примером про образование, потому что это направление для нашей компании профильное. Мы много производили техники именно для поставок в учреждения образования и очень серьезно относились к эргономике, к удобству для учеников, к надежности, к вандалозащищенности и так далее. Там много характеристик, и мы уделяли им должное внимание. Это не просто устройство, которое можно поставить, и оно закрывает ваши требования. Сейчас, конечно, в условиях нарушенных логистических цепочек, главная задача – удовлетворить спрос. Это первая фаза, но для дальнейшего развития нужно будет думать об эргономике, о функциональных характеристиках.

И мы тут говорим не только о железе, потому что я, на самом деле, не столько производственник, сколько специалист по разработке и интеграционным сервисам. Вы, конечно, будете предлагать клиенту максимально функциональное рабочее место, возможно, с какими-то сервисами в течение его жизненного цикла. Это, соответственно, российские операционные системы, российские офисные системы, то, чем мы занимаемся и что готовы предлагать. Сопровождение пользователя на протяжении всего жизненного цикла особенно важно для крупных корпоративных клиентов.

Сергей, мы с вами поговорили о российском производстве, давайте теперь обсудим российские сервисы. Еще одно окно возможностей – это сервис, который предоставляли западные компании, причем не только по своим продуктам, но и глобальный сервис по поддержке продуктов сторонних производителей. Насколько возможно замещение в быстром варианте? Как у вас с этим обстоят сегодня дела?

– Спасибо за вопрос. В нашей группе компаний достаточно большое количество специалистов работает именно в сервисном направлении. Это порядка двух тысяч сотрудников с совершенно различными компетенциями. Примерно половина из них на сервисах аутсорсинга, которые мы осуществляли на зарубежных рынках. Там, где мы для зарубежных клиентов поддерживали весь ИТ-ландшафт от разных производителей, безусловно, в первую очередь зарубежных. И очевидно, что сейчас зарубежные производители уходят, и мы вынуждены частично дислоцироваться на российский рынок.

У нас достаточно много компетенций, которые мы активно предлагаем рынку в плане «вендорозамещения», технической поддержки в тех условиях, в которых мы продолжаем находиться. С одной стороны, мы, конечно, имеем очевидные преимущества в плане компетенций, мощности, зрелости процессов. С другой стороны, мы, как и все сейчас в России, столкнулись с отсутствием официальной технической поддержки, и часть релизов, патчей просто недоступна для пользователей из России. И будь вы даже очень компетентны, без доступа к ним вы не все SLA, не все уровни сервиса сможете оказывать.

Кроме этого, как я понимаю, есть еще и проблемы с запчастями?

– Безусловно, проблемы есть, но они решаемые, новые логистические цепочки налаживаются. То есть, получать запчасти сейчас не так быстро и легко, как было раньше, но мы формируем эти сервисы, формируем склады запчастей.

Это мы смотрим с точки зрения поддержки существующих продуктов. А есть ли случаи, когда вы приходите к заказчику и говорите: «Слушайте, вот у вас стоит продукт, на него не будет хорошей технической поддержки, потому что нет в России инструментария, доступа к различным софтверным инструментам. Советуем вам поменять его на какой-нибудь российский». Бывает ли такое?

– Да, такие случаи есть. В первый момент был большой, взрывной интерес к российским продуктам, но он характеризовался больше тем, что люди стали смотреть продукты и строить бэкап-планы. То есть, как будет развиваться ситуация, куда они будут переходить. Естественно, мы консультируем заказчиков, как это лучше сделать. И это действительно делать надо. Сейчас, пока есть возможность, миграцию можно запланировать и в дальнейшем сделать максимально комплексно. С тем, чтобы не просто создать лоскутное одеяло из примерно подходящих по функциональности продуктов, а заменить или грамотно перестроить один ИТ-ландшафт, если он полностью создан на зарубежных решениях, на российский.  

А сколько это может занять времени, на ваш взгляд? Это же невозможно сделать, если нет продуктов. Вот даже информационная безопасность, о которой вы говорили. Нет же комплексного продукта. Есть различные решения, то самое лоскутное одеяло…

– Нет-нет, лоскутное одеяло – если вы просто набираете лицензии и не увязываете их по функционалу, по взаимодействию. Когда вы подходите комплексно, вы можете выстроить нормальный ландшафт на российских продуктах. Там будут очень небольшие части, которые не закрыть на данный момент, но они будут закрыты и доработаны в достаточно понятные сроки, два-три года. Это будет сделано. Но тем не менее, стратегически встроить эту модель нужно, это задача ИТ-директоров предприятия, они должны это понимать.

А то, что не закрывается, для этого существуют сейчас государственные программы, индустриальные центры компетенций, ЦКР – центр компетенций и разработок, где как раз эти «гэпы» (англ. gap – яма, разрыв) с помощью государства будут заполняться. И мы, в том числе, участвуем в подобных проектах. Например, мы достаточно сильны в компетенциях управления ИТ-инфраструктурой и, соответственно, предлагаем те инфраструктурные продукты, которые были в основном западными, доработать и сделать российские комплексные платформы для управления ИТ-инфраструктурой. У нас есть такие подходы, есть компетенции, и мы думаем, что будем здесь очень полезны российскому рынку.

Итак, Сергей, последний вопрос. Давайте еще раз посмотрим на это распахнутое окно возможностей, причем во всех сферах. Раньше, развиваясь поэтапно, российские компании фокусировались на каких-то умных, бережливых, цифровых производствах. Сейчас, когда спрос огромный и его надо удовлетворять, остается ли время на все это? Не сыграет ли это злую шутку с системами развития самих компаний? Не создаем ли мы сами себе сейчас проблему, когда, увлекшись удовлетворением спроса, мы поймем, что просто некогда развиваться системно?

– Во-первых, нужно сказать, что мы сами подошли к методологии бережливого производства, когда очень плотно работали с Fujitsu на международных рынках. Мы ее восприняли для себя, внедрили, и она дает хорошие результаты именно неизбыточного производства. Вы четко видите, что каждое ваше действие дает результат в разрезе эффективности, и понимаете, чего делать не надо. Это было испробовано на нашем опыте. Мы не транслировали это как отдельный сервис, но сейчас мы осознаем, что у нас есть реально хорошие компетенции в методологии бережливого производства. На самом деле, даже на фоне этого взрывного спроса мы можем правильно и эффективно помочь промышленным предприятиям выстроить производство в максимально оптимальном варианте, без излишних потерь, четко и с достижением эффекта. И мы подумали, почему бы нам тогда не предложить рынку эти компетенции, чтобы давать пользу российским предприятиям. И мы делаем это.

Спасибо за интервью! Успехов в вашей работе!

 

Больше интересных интервью и подкастов «ЭХО л’ОСЕЙ» вы можете прослушать по ссылке и на Яндекс.Музыке.

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Интеграция

Ключевые слова: ICL Services , Радио Эхо л’ОСЕЙ