Вице-президент Huawei по связям с общественностью Эми Лин: «Мы видим себя только как рыночного лидера»

В рамках недавней поездки в штаб-квартиру Huawei в китайском Шэньчжэне, организованной для победителей специального конкурса среди студентов МТУСИ, нам удалось побеседовать с вице-президентом Huawei по связям с общественностью Эми Лин, рассказавшей о ближайших планах компании. По ее словам, в компании практикуется индивидуализированный подход ко всем работникам, а в сотрудниках из России ей более всего импонирует логический склад ума и большая способность к анализу. Нам удалось также получить ответы по стратегии компании на рынке абонентских устройств, положении Huawei в мировой экосистеме TD-LTE, различиях и сходствах рынков разных стран, с точки зрения вендора, и затронуть множество других актуальных вопросов.

 Г-жа Лин, будьте добры, расскажите о стратегии развития бренда Huawei. Каковы ее ключевые моменты?

 - В настоящее время я не могу что-либо сказать вам конкретное. Недавно я вернулась из Москвы, где мы также проводили обсуждения, в том числе на тему стратегии развития бренда. И я должна вам сказать, что она полностью находится в процессе обсуждения и еще не утверждена в качестве официальной. Как вы понимаете, данный аспект является основополагающим для любой компании и определяет ее перспективы и рост, а также прибыль. Естественно, нашей целью является устранение любых противоречий и любых частей стратегии, несовместимых с нашими целями. Поэтому мы и уделяем этапу обсуждения так много времени.

 Тем не менее за последнее время вы открыли целый ряд R&D-центров для развития своей линейки абонентских устройств. Вы не могли бы рассказать об этом поподробнее?

 - Здесь стоит отметить, что изначально, создав несколько лет назад отдельный бизнес по производству терминального оборудования и начав с массовых поставок брендированных USB-модемов для европейских сетей 3G, мы вполне серьезно рассматривали возможность его продажи. Но тут грянул мировой кризис, и в компании решились на самостоятельное развитие этого направления. И сегодня в технологическом плане мы достигли вполне конкурентоспособного уровня, в Барселоне Huawei представил топовый смартфон Ascend P1 на базе четырехъядерного процессора K3V2 на 1,5 ГГц разработки нашей собственной «дочки» – компании HiSilicon. Тем не менее для успешной игры на этом рынке на сцену выходят уже факторы совсем иного рода: маркетинг, бренд, логистика, дизайн. Именно для разработки новых моделей и их дизайна компания и пригласила к сотрудничеству известных европейских дизайнеров, также создала целый ряд R&D-центров.

 По данным аналитиков, до 90 % прибыли мирового рынка смартфонов приходится лишь на две компании. Какие перспективы в этих обстоятельствах вы на него возлагаете?

 - Кроме упомянутых вами компаний на рынке существует еще ряд производителей, в том числе и крупных. В связи с этим сложно согласиться с утверждением, что 90 % принадлежат лишь двум игрокам, и мы считаем, что сможем найти «свое место на рынке». На данный момент нашей целью не является обогнать, к примеру, Apple по доле рынка. Наша цель – закрепиться в интересующих нас рыночных сегментах, при этом, помимо объемов продаж, мы придаем большое значение непременной прибыльности бизнеса. В целом стратегическая задача для Huawei на этом рынке с горизонтом в 5 лет – войти в тройку лидеров. И хотя сегодня мы занимаем лишь 2,9 % рынка смартфонов (4 % на рынке «трубок» в целом), у нас есть для этого все необходимое.

 Спасибо за ответ! Как бы вы описали роль российских кадров в Huawei и их роль в развитии департамента R&D?

 - Мы не проводили официальную оценку кадров по странам, в которых работаем, и тем более по подразделению R&D. Huawei практикует более индивидуализированный подход к работникам. Если нас в работнике все устраивает, мы вместе движемся дальше и разрабатываем план его дальнейшего профессионального развития. Если в работнике нас что-то не устраивает, то смотрим, что мы упустили. Во многих случаях решением является перевод работника на другой участок работы, где он получает более благоприятные условия для проявления своих качеств. Конкретно о кадрах из России могу сказать, что мне в них импонирует логический склад ума и большая способность к анализу. Этим они выгодно отличаются от работников из других регионов.

 Многие частотные конкурсы в России уже сопровождаются требованием строительства сетей на оборудовании «отечественного производства». Есть ли какие-либо планы по организации такого производства для сетей 3G/LTE?

 - Мы создавали совместное предприятие в России еще в 1997 году (на базе концерна «БЭТО», г. Уфа) и вплоть до последнего времени оставались единственным вендором, реально локализовавшим высокотехнологическое производство до требуемого уровня 70 %. Такого до нас не сделал и не делает никто до сих пор. Но, к сожалению, не сложилось – несколько лет назад мы были вынуждены выкупить долю нашего партнёра, и сейчас предприятие входит в «Техкомпания Хуавэй». Проблема имеет уже не экономический, а политический характер, ключевые моменты создания таких предприятий традиционно зависят от решений соответствующих регуляторов, от того, насколько функционирование таких объектов вписывается в планы конкретной страны. От нас в этом случае зависит немного.

 Пользуясь случаем, хотелось бы спросить о сходствах и различиях в развитии отдельных рынков, с точки зрения производителя, к примеру, китайского и европейского?

 - Давайте начнем сначала со сходств телекоммуникационных рынков разных стран. Все мировые операторы столкнулись с одной и той же проблемой – лавинообразный рост потребления трафика абонентами. А благодаря все большему проникновению смартфонов и развитию экосистемы приложений крупнейших мобильных платформ речь уже заходит о достижении порога генерирования 1 Гбайт трафика в месяц, что ранее было возможно лишь с USB-донглами, специально «заточенными» под это. И конца этой тенденции взрывного роста потребностей абонента не видно – пользователь желает все больше. Теперь это не только P2P-трафик, но и онлайн-видео, социальные сети, разнообразный медиаконтент. При этом пользователь хочет все это сразу и везде – именно это ставит сотовых операторов всего мира в одно и то же положение, то есть они оказываются перед необходимостью опережающих инвестиций в инфраструктуру сетей, расширения их емкости, внедрения новых радиотехнологий и т. д.

 А что же о различиях, почему в определенных регионах LTE получил максимальное развитие? И какова роль Huawei в миграции операторов на эту технологию?

 - Здесь все очень индивидуально и зависит от конкретной ситуации в каждой стране, связанной с уровнем развития телекоммуникационного рынка, проникновением услуг сотовой связи и мобильного ШПД, профилем потребления абонентов, позиции регулятора, распределением частотного ресурса и т. д. Поэтому при внедрении LTE в разных странах мира операторы выбирают разные стратегии. Соответственно, Huawei прикладывает все усилия для того, чтобы помочь сотовым оператором в развертывании сетей LTE любых конфигураций. Часто нам приходится делать это впервые в мире, а впоследствии это становится отраслевым стандартом. Особенно хочется отметить, что именно на нашем оборудовании была запущена первая в мире коммерческая сеть LTE TeliaSonerа в Норвегии, Net4Mobility в Швеции стал первым проектом двухстандартной сети GSM/LTE в диапазоне 900 МГЦ, реализованным к тому же по модели RAN sharing. Что касается Aero2 в Польше, то с помощью платформы Single RAN Huawei оператор развернул первую в мире коммерческую сеть GSM/LTE FDD/TDD в диапазоне 1800 МГц, SoftBank в Японии в настоящее время на нашем же оборудовании реализует самую крупную в мире коммерческую сеть LTE TDD в мире.

 Г-жа Лин, вы упомянули технологию LTE для непарного спектра. Какое внимание вы уделяете ему здесь, в Китае?

 - Спасибо за вопрос. Что касается Китая, то изначально технология TD-LTE была задумана именно как эволюция крайне специфичного национального стандарта сетей 3G/TD-SCDMA. Так, в 2012 году крупнейший оператор мира China Mobile планирует расширить свою пилотную зону TD-LTE с 20 тыс. БС еще на три мегаполиса Beijing, Tianjin и Qingdao, таким образом доведя их число до девяти. Помимо этого оператор планирует дополнительно разместить еще 20 тыс. базовых станций в уже освоенных городах: Shanghai, Nanjing, Hangzhou, Guangzhou, Shenzhen и Xiamen. Основной целью China Mobile является ускоренное внедрение LTE TDD для плавного перехода от существующих сетей 3G/TD-SCDMA, к 2013 году оператор планирует разместить таким образом более 200 тыс. БС TD-LTE. Я думаю, именно это является самым ярким свидетельством того внимания, которое уделяют здесь перспективам технологии LTE для непарного спектра. Мировому же шествию этой технологии способствовало наличие большого объема свободных TDD-частот практически у всех мировых операторов. Однако в развитии экосистемы в целом это сыграло такую важную, но далеко не столь определяющую роль, как приверженность ей China Mobile и наша вендорская поддержка. Сегодня, насколько я знаю, работы по TD-LTE ведутся даже у вас в России, а также Европе, США и многих других странах мира.

 Не является ли разделение экосистемы LTE на FDD и TDD опасным, как вы оцениваете потенциал такого рынка?

 - Закономерный вопрос. Совсем недавно с нашей помощью британский оператор UKB запустил сеть LTE TDD в новом, но крайне перспективном диапазоне 3500 МГц, естественно, она стала первой коммерческой сетью такого рода в мире. Подобные примеры, как и описанные мной выше, можно множить и множить, главное понять другое. В каждом конкретном случае оператора можно найти решение, с этой точки зрения потенциал мирового рынка LTE просто огромен: 312 операторов подтвердили намерения о развертывании коммерческих сетей LTE, уже делают это в настоящее время или испытывают их. При этом только к концу 2012 года мы ожидаем 129 коммерческих сетей LTE. И здесь уже неважно, с каким спектром оператор работает: сходство между LTE FDD и TD-LTE в версии 3GPP достигает 90 %, а решение Single RAN Huawei без труда программно поддерживает все разумные сочетания технологий и частот. И я не вижу угрозы в развитии одновременно двух ветвей LTE, здесь стоит говорить скорее о противоположной тенденции – перспективном объединении двух ветвей в общую экосистему. И с точки зрения перспективности рынка у нас есть не только все необходимые решения, но и самое главное – реальный практический опыт их внедрения, поэтому мы уверенно смотрим в будущее и видим себя рыночными лидерами в этом направлении.


Биографическая справка

Ruiqi Lin (Amy Lin):
Миссис Лин родилась 11 июня 1972 года в провинции Ляонин (Liaoning), КНР. Начала свою трудовую деятельность сразу же после окончания университета в 1993 году. Получила степень магистра в Харбинском технологическом институте, степень MBA – в Высшей Гонконгской школе бизнеса, докторскую степень – в Пекинском педагогическом университете. В команде Huawei с 1997 года, проработала 8 лет в регионе стран СНГ и Западной Европы. За последние 15 лет занимала множество высших руководящих должностей, включая заместителя руководителя московского офиса, вице-президента региона СНГ, вице-президента по китайскому региону. В настоящее время занимает должность вице-президента глобального офиса по связям с общественностью, совмещая ее с должностью вице-президента Huawei.

Справка о компании
Компания Huawei – ведущий мировой поставщик инфокоммуникационных решений. Благодаря  инновационным разработкам, ориентированным на потребности клиентов, и развитой партнерской сети, компания достигла высоких результатов в разработке телекоммуникационных сетей, терминалов и систем «облачных» вычислений. Huawei стремится создавать максимально выгодные условия для операторов, предприятий и конечных пользователей, предоставляя им конкурентоспособные решения и услуги. Одна треть населения планеты использует  решения Huawei более чем в 140 странах мира.  Более подробная информация на сайте www.huawei.com/ru.

Рубрики: Фиксированная связь, Мобильная связь, Интернет, Маркетинг, Оборудование

Ключевые слова: Huawei