Генеральный директор КБ «ГеоСтар навигация» Анатолий Коркуш: «Сфера наших поставок – весь мир»

Долгие годы сегмент абонентских навигационных терминалов был самым слабым звеном российской глобальной навигационной системы (ГЛОНАСС). Однако за последние несколько лет здесь наметился существенный прогресс – да, двустандартные навигационные приемники ГЛОНАСС/GPS по-прежнему «пекутся» на фабриках стран АТР, но разрабатываются они именно в России – отечественная системотехника продолжает оставаться на мировом уровне. О возможностях нового поколения чипсетов «ГеОС-3», массовое производство которого началось в конце мая, перспективах на российском рынке и их экспортном потенциале, а также причинах, по которым, несмотря на технические возможности, они пока не появятся в телефонах, рассказывает генеральный директор российского лидера на рынке навигационных решений – КБ «ГеоСтар навигация» (ГК «М2М телематика») – Анатолий Коркуш.

Анатолий, расскажите, пожалуйста, о вашем новом навигационном приемнике «ГеоС-3»: что внутри, где производят и в чем его отличие от предыдущих моделей?

- Проект по созданию чипсета «ГеоС-3» мы начали еще 2,5 года назад, сегодня он близок к завершению, серийное производство начнется уже в мае. Весь инжиниринг полностью наш, а производство, естественно, мировое (Тайвань). Мы и выбрали техпроцесс 130 нм, потому что фабрик, способных производить цифровые кристаллы по таким технологическим нормам, множество по всему миру. Процессорные же мощности мы покупали у ARM в виде лицензии, ядро ARM7 FDTM. И это не кастомизированный процессор ARM7, не особая модель под заказ, просто процессорное ядро, которое и продается в виде лицензии. «ГеоС-3» – в полной мере микроэлектронное изделие, то есть это один-единственный чип или, правильнее его назвать, система в корпусе (System in Package) – один пластиковый корпус объединяет четыре кремниевых кристалла. Это, прежде всего, base band (цифровая микросхема, цифровая часть, собственная разработка), далее – высокочастотная микросхема, тоже собственная разработка. Потом ПАВ-фильтр – фильтр на поверхностно-акустических волнах, это стандартный компонент. И флеш-память, тоже стандартная. Это необходимый минимум для функционирования системы, так как  мы создаем изделие полнофункциональное, в которое не нужно ничего добавлять. Уже на базе этого чипа можно создать навигационный модуль, просто добавив еще десяток пассивных компонентов (источники частоты – термокомпенсированные генераторы), – просто, легко, быстро и миниатюрно. Если же сравнивать «ГеоС-3» с навигационным приемников предыдущего поколения – «ГеоС-1», то последний был отличным изделием, но отличным для 2009 года. В нем был всего лишь один компонент собственной разработки, остальные были стандартными, в том числе и процессор.

Какое значение вы придаете выходу чипсета собственно российской разработки, без использования, скажем, ядра ST-Microelectronics?

- Отвечая на этот вопрос, скажу, что сейчас не важно, российская это разработка или нет, у нас просто хорошая команда разработчиков. То, что мы русские, – это просто наша национальная особенность. Мы выросли все здесь и работаем все здесь. Сложилось так, что мы это знаем и умеем, поэтому все амбиции как профессионалов сложились просто в стремление это сделать. Когда мы поняли, что это можем, стали к этому стремиться. Появились инвесторы, появилась компания, изделие, появилась разработка – все поэтапно, пошагово. На сегодняшний день мы, говоря без ложной скромности, ведущие по ГЛОНАСС/GPS-чипсетам в России. (Доля чипсетов КБ «ГеоСтар навигация» на рынке ГЛОНАСС/GPS в 2011 году 65..70 % – от ред.)

Как вы оцениваете перспективу «ГеоС-3» на фоне зарубежных аналогов по энергопотреблению, точности, времени старта, размерам?

- Объективно говоря, с учетом того, что мы видим на рынке, включая зарубежных производителей, – мы не хуже. Может, не по всем параметрам мы лучше, но глобально это уже не проблема выбора технологий или конструкторских недоработок. Это уже проблема идеологии. Например, если взять чипсет STM, то увидим, что он сделан уважаемой хорошей компанией, но круг задач и сфер применения его крайне ограничены. То есть у них своя идеология: мощный процессор, потребляющий много энергии, но позволяющий пользователю запускать программу у себя, то есть они кого-то пустили к себе «внутрь». Мы к себе внутрь никого не пускаем, «дабы не навредили», у нас другая философия. Мы используем менее мощное ядро, сэкономив при этом на электропитании и сохранив те же скорости и качество работы самого приемника. За счет этого энергопотребление нашего чипсета раза в три меньше, чем у чипсета STM. Да, есть и другие производители – uBlox и CSR (SiRF), которые уже анонсировали свои изделия. Но они пока еще не вышли в серийном производстве, поэтому практических тестов мы не проводили, опубликованных данных и характеристик нет. Есть данные анонса по uBlox Lea 6N, но по заявленным характеристикам это не совсем комбинированный ГЛОНАСС/GPS-чип, это GPS-чип с поддержкой ГЛОНАСС, в случае если GPS не справляется. То есть это тоже в чистом виде своя философия производства и, соответственно, организации всей работы. Она имеет место быть, кого-то она полностью устроит, кого-то нет из идеологических или практических соображений. Поэтому сейчас речь идет уже не о борьбе технологий или размеров – все сейчас имеют одинаковый размер, одинаковую стоимость и находятся в одинаковых условиях.

А как далеко вы готовы зайти в кастомизации своего решения под конкретного заказчика?

- В случае кастомизации всегда есть некие ограничения. И в первую очередь это обусловлено аппаратной частью, потому что порой идея самого навигационного приемника не позволяет его изменить настолько, чтобы начать его использование в областях, под которые он не разрабатывался. Взять хотя бы геодезию, где отсутствует движение, но одновременно длительное время определения координат и большие накопленные массивы данных. Под эти задачи «ГеоС-3» даже не проектировался, он рассчитан на движение со скоростью до 515 м/с и постоянный непрерывный поток данных, при этом точность совершенно не субметровая, а составляет 1,5 – 2,5 м. И это вполне удовлетворительно для водителя, но абсолютно недопустимо в геодезии. Поэтому мы не сможем сделать из «ГеоС-3» геодезический приемник, для этого нужно начинать новый отдельный проект. Поэтому, говоря о глобальной кастомизации, то это всегда упирается в дополнительные бюджеты. Если же мы говорим о легкой кастомизации, например, доработки ПО, то это всегда обсуждаемо. Другое дело, что всегда нужно понимать, для чего это делается. К примеру, у нас есть проект метеорологических зондов, где ключевое ограничение – это высота их полета. Такие зонды поднимаются очень высоко, а в «ГеоС-3» заложена рабочая высота до 18 км, но это не значит, что наши приемники не работают выше. Они работают, просто для гражданского применения нельзя проводить навигацию выше 18 км. Для работы выше нужны специальные документы, разрешения и т. д. Эти разрешения у зондовиков есть, поэтому с ними такой проект обсуждать можно, к такой кастомизации мы готовы.

Расскажите, пожалуйста, какие области развития вы для себя определяете как перспективные?

- Номинально мы пока остаемся в телематике. Может быть, будем расширять само понятие «телематика», уходя от телематики транспорта к телематике человека. Но это опять же, конечно, будут не мобильные телефоны, а более профессиональные решения. Тот же проект «Социальный ГЛОНАСС», специализированные решения для инвалидов-колясочников или, например, осужденных – это тоже социальный проект, когда упрощаем систему наказаний, давая ограниченную свободу передвижения, но все-таки не в пределах «зоны», а в пределах города. Федеральный проект «ЭРА ГЛОНАСС» тоже из этой же серии – все автомобили будут оснащены «черными ящиками» на случай аварии, а в обычное время они будут исполнять навигационные функции. На самом деле, кроме телематики, «ГеоС-3» вполне подходит для любых устройств размером с телефон, к которым предъявляются соответствующие требования, – мы встречали самые разные варианты, одним из которых являются аудиогиды. Он незаменимы в густонаселенных районах европейских городов с «городскими каньонами», там как раз нужна хорошая точность, которую телефон никогда не обеспечит.

В целом сфера нашей работы не меняется, мы стараемся оставаться на стези профессионального рынка, то есть мы не «сваливаемся» в бытовой консьюмерский рынок, не стремимся ни в системы точного времени или системы точного позиционирования. В каждом таком секторе существуют специфические решения, инженерные подходы, философия, практика. И если вы на начальном этапе разработки это не задумывали, то дальше все остальное – от лукавого. Мы же изначально задумывали навигационный телематический чип и модуль на его базе. Задумку эту мы реализовали в полной мере, с оптимальными характеристиками. Что касается техники, то в первую очередь это, конечно, миниатюризация – все будет дешевле и меньше по размеру. И следующий проект, который мы уже начали (осталось определить технологические нормы), будет уже на уровне техпроцессов 45 – 65 нм.

То есть вы не выходите на рынок мобильных телефонов, несмотря на то что техпроцесс и размер чипсета уже позволяют это делать?

-  Да, чисто технически он это позволяет! Но к телефонам предъявляются свои требования – они не должны быть навигаторами, не должны быть средствами измерения. Отсюда проистекает и вопрос ответственности – на бытовом уровне при определении местоположения вы можете ссылаться на мобильный телефон и сказать, что примерно вы находитесь там-то и там-то, и вас эта точность устраивает. При этом при перемещении вы можете терять координату, путь и так далее,  но вы отвечаете только за самого себя и никто от этого не страдает. Когда мы говорим о рынке телематических услуг, это все-таки профессиональный рынок, где нужна повышенная точность и надежность решений, непрерывность и множество других факторов. Скажем, как вы себе представляете судебное разбирательство с владельцем мобильного телефона? Это попросту невозможно – мобильный телефон вообще нельзя сертифицировать как средство измерения. Кроме того, здесь совершенно другие решения, другие игроки, свои законодатели мод – и это не секрет – американские компании Qualcomm и Broadcom. Да, у них существуют отличные решения по хорошей цене, но они не для того рынка, о котором мы говорили выше. Ведь телефон – это просто устройство связи, в первую очередь средство голосовой связи. А все остальное – лишь дополнительные функции, некий «довесок», который предлагается маркетологами потребителям, при этом качество такого «довеска» никогда не будет превалировать над идеей телефона. А наше качество, точность и надежность в секторе телефонов будут избыточными, на таком высоком уровне там они просто не нужны. С другой стороны, чисто технически если какому-либо производителю телефонов захочется сделать (как в свое время появились телефоны с хорошими фотокамерами – настоящие камерофоны) «навифон» – телефон с хорошо выраженной навигационной частью, то этот производитель вынужден будет прийти к нам. Но пока идеи «навифона» – только идеи. Мы периодически обмениваемся информацией с разработчиками мобильных телефонов о наших достижениях.

Как на рынке навигационных приемников представлены другие российские игроки?

- Нужно возвратиться к вопросу идеологии. Идеология многих КБ на территории России, к примеру КБ «Навис», – это специализированные решения, в том числе, конечно, военные. Это именно то, что у них хорошо получается. Но, к сожалению, в полной мере гражданские проекты они реализовывать качественно пока не могут. Сама внутренняя структура компании не предназначена для этого, она работает по другой схеме. Мы же изначально не позиционировали себя как military company, заниматься этим мы не хотим, для нас в этом перспектив или интереса нет. Да, к нам также поступали предложения по разработке специализированных изделий, но мы отказались. Дело даже не в бюджетах – это выгодно, прибыльно, но все-таки для нас не интересно. Потому что для работы в военной сфере нужно менять философию и собственную идеологию, к чему мы не готовы.

Поддержку каких навигационных систем вы будете добавлять в разрабатываемые сегодня решения?

- Сейчас «на борту» ГЛОНАСС и GPS, далее – европейская система Galileo и китайская система Compass. В целом специалисты говорят уже о том, что в перспективе на навигационных орбитах будет находиться приблизительно 130 спутников 4 систем (120 основных КА плюс резерв). Однако нужно понимать, что одновременная их поддержка в одном устройстве – это дорого по техническому бюджету (энергопотребление, время старта, улучшение одних параметров за счет ухудшения других и т. д.). К примеру, улучшается время «холодного» старта, но ухудшается время на поиск оптимального решения. Поэтому, скорее всего, мы будем что-то отключать динамически, в зависимости от необходимости. Но это пока лишь планы, ближайшая система, поддержку которой мы добавим в следующее поколение наших навигационных приемников, – это система Galileo, потому что на него есть референсные документы, это понятная и открытая система. В целом европейцы для нас как разработчиков делают все возможное. При этом стратегически нам, наверно, было бы интереснее работать с Китаем по развитию Compass, но на него еще нет никакой документации (открытых референсных документов, с помощью которых можно было бы распознавать структуру сигнала, получить возможность его обрабатывать и т. д.), несмотря на то, что на орбите находится уже 10 спутников.

Анатолий, спасибо! Разрешите задать вам вопрос по планам продаж и стоимости «ГеоС-3М»?

- План продаж на этот год – несколько сотен тысяч штук, я думаю даже, что это будет близко к миллиону. Здесь я не делю «ГеоС-3» и «ГеоС-3М», потому что для нас это практически одно и то же, просто «Геос-3» выходит раньше, а «ГеоС-3М» чуть позже. Соответственно, «ГеоС-3» существует только в виде модуля, а «ГеоС-3М» может существовать как в виде модуля, так и в виде чипсета. То есть они предопределяют немного разные структуры совместного бизнеса с заказчиками, соответственно, «ГеоС-3» чуть-чуть дешевле за счет того, что он больше и проще. «ГеоС-3М» сложнее и чуть дороже, но дороже ненамного, я думаю, для потребителя это не будет критично, разница составляет десятки центов, даже не долларов. В целом при заказе партии от 7 тыс. штук, стандартный прайс начинается на цене $15, больше – дешевле. Если ваш проект больше 50 тыс. в год, вы просто обязаны с нами торговаться, мы всегда будем обсуждать специальную цену, которая будет вам интересна. Наша цель в продажах: выгодно Вам = выгодно Нам.

Будьте добры, расскажите тогда в заключение об экспортных возможностях линейки «ГеоС-3»?

- Многих интересует чисто российский рынок, но мы и не рассматривали российский рынок как приоритетный для этой модели, это – мировой чипсет. Он сделан для всех стран, включая Латинскую Америку, страны Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Европы. Везде есть свои потребители, у нас масса контактов, прорабатывается много новых проектов, в первую очередь с проектными компаниями. Ведь приступая к работе с заказчиком, мы изучаем его работу, что они делают, какое устройство они создают, класс этого устройства. Мы должны иметь обратную связь, а это возможно только на уровне проекта. Поэтому с каждым нашим заказчиком мы работаем на уровне проекта, а не просто продажи. Продажи как таковые нас, наверное, даже не интересуют. Мы оцениваем проект, находим точки соприкосновения, взаимный интерес, после этого совершается собственно поставка. А где этот конечный потребитель находится, нам в итоге не очень интересно. У нас есть и китайские партнеры, и турецкие, и израильские, и европейские, и из других регионов. Проявляют интерес к «ГеоС-3» Бразилия, Канада. Собственно говоря, класс устройств позволяет – кто занимается профессиональным сектором, не зависит от местоположения разработчика и его предприятия, поскольку уже вполне интегрирован в мировое информационное пространство. 

Большое спасибо!

Биографическая справка:
Коркуш Анатолий Анатольевич, родился в июле 1977 года в г. Воронеже. В 1999 году окончил факультет автоматики и электромеханики (ФАЭМ) Воронежского государственного технического университета (ВГТУ). С 1996 года работает в коммерческих структурах. Основной профессиональный опыт получил в Группе компаний «Платан» (дистрибуция электронных компонентов) и «Радиоком» (дистрибуция электронных компонентов). С 2010 года является генеральным директором КБ «ГеоСтар навигация».

Справка о компании:
КБ «ГеоСтар навигация» – ведущий российский разработчик навигационных ГЛОНАСС/GPS ОЕМ-модулей, входит в состав ГК «М2М телематика». По итогам 2011 года ей принадлежало 70 % российского рынка производства чипсетов ГЛОНАСС/GPS, в общей сложности за прошлый год было произведено и реализовано более 150 тыс. совмещенных навигационных приемников ГЛОНАСС/GPS. В октябре 2011 года компании присвоен статус участника космического кластера «Инновационного центра «Сколково». Программно-аппаратные решения компании создаются с учетом перспективы и совместимости со всеми существующими глобальными и локальными навигационными системами коммерческого применения: ГЛОНАСС, GPS, SBAS, а также Galileo/Compass (после запуска систем). 

Рубрики: Маркетинг, Оборудование, Регулирование, Инновации

Ключевые слова: оборудование, ГЛОНАСС, полупроводники, микроэлектроника