«Скупают все подряд»: зачем Сбербанку и «Яндексу» десятки компаний?

Крупные технологические компании, такие как «Яндекс», «Сбербанк», Mail.ru Group, активно скупают мелкие, а иногда даже средние фирмы. Причем, не только в своих отраслях, но зачастую даже и не в смежных, а в совершенно далеких от их основного бизнеса. Эксперты называют это новым трендом и считают его позитивным для обеих сторон и для рынков, где технологические гиганты заметно ускоряют цифровизацию процессов.

Скупают все подряд

Так, на днях стало известно, что Сбербанк выходит на рынок доставки продуктов из магазинов с сервисом «СберМаркет», созданного на основе купленного ранее Instamart. Незадолго до этого Сбербанк и Mail.ru Group объявили о создании совместной O2O-платформы онлайн-сервисов доставки еды и такси. При этом новую компанию образуют не с нуля, а на базе существующих (причем, довольно успешных) игроков, ранее приобретенных партнерами СП. Mail.ru Group внесет в новую компанию свои доли в сервисе доставки Delivery Club (100%) и агрегатора такси «Ситимобил» (22,69%), а Сбербанк — свою долю (35%) в компании Foodplex (входит в Rambler). Помимо этого до закрытия сделки Mail.ru Group обеспечит консолидацию на СП доли в размере не менее 75% акций «Ситимобил».

«Потребительские привычки стремительно меняются, и мы вместе со Сбербанком хотим возглавить эту трансформацию. Российский рынок онлайн-сервисов доставки еды и такси имеет большой потенциал роста. Мы рады участвовать в развитии этих рынков и использовании их долгосрочного потенциала вместе с нашим партнером. Будучи одной из ведущих экосистем России, Сбербанк добавляет существенную ценность активам в периметре сделки», — прокомментировал мотивы создания СП гендиректор Mail.ru Group Борис Добродеев. «Инвестиции в О2О-платформу — важный шаг в построении экосистемы Сбербанка. Мы выходим на крупнейшие и наиболее динамичные рынки страны, чтобы предложить нашим клиентам качественно новую модель потребления услуг и создать ведущего игрока доставки «последней мили» в России. В активе нашего будущего совместного предприятия — быстрорастущие компании с высоким потенциалом и сильными управленческими командами, а также экспертиза двух крупнейших экосистем страны и беспрецедентный охват клиентов», — в свою очередь отметил глава Сбербанка Герман Греф.

Одновременно (тоже в конце июля) Сбербанк для развития своей «Сберлогистики» купил курьерский сервис Shiptor, предоставляющий услуги курьерской доставки и развивающий сеть постаматов. А совсем недавно Сбербанк купил 46,5% акций Rambler Group. «Партнерство с Rambler Group позволяет нам сформировать ядро экосистемы в области контента, развлечений и медиа. На его основе мы будем в дальнейшем запускать дополнительные сервисы для наших клиентов, обеспечивая их эксклюзивным контентом, предложениями и сервисами, максимально приближенными к индивидуальным предпочтениям», — рассказал Лев Хасис, зампредседателя правления Сбербанка.

Аналогичные действия предпринимает и Mail.ru Group, и «Яндекс». Согласно перечню приобретений последнего, опубликованного «Википедией», «Яндекс» с 2000 года купил 28 активов, среди которых, помимо профильных IT-компаний, есть целый ряд инфраструктурных в сфере транспорта, крупнейший русскоязычный ресурс о кино «Кинопоиск», служба продвижения товаров PriceLabs, агрегатор скидок «Едадил», сервисы доставки еды Foodfox и «Партия еды», а также приобретенный в этом году сервис вопросов и ответов TheQuestion.

Новый тренд

«Это такой тренд, — заявил РБК Петербург председатель Ассоциации электронных денег, главный научный сотрудник СПбГУ Виктор Достов. — Иногда модно концентрироваться на одном профильном бизнесе, иногда модно создавать такие чеболи (бизнес-конгломераты международного масштаба — ред.), в которых есть все на свете. Для такого конгломерата разнородных компаний могут быть разумные обоснования, например, связанные с возможной синергией и снижением суммарных расходов».

Профессор кафедры экономики и управления предприятиями и производственными комплексами Санкт-Петербургского государственного экономического университета Елена Ткаченко называет такое поведение технологических гигантов попыткой диверсифицировать свой бизнес. Однако к серьезной диверсификации это зачастую, например, для Сбербанка, не приводит, уверена эксперт. Она считает, что у Сбербанка появился излишек ликвидности и потребность куда-то его вкладывать. «Банк решил поэкспериментировать. Мне сложно судить о логике таких инвестиций», — говорит эксперт. Впрочем, она отмечает, что интерес Сбербанка к смежным отраслям связан с тем, что апробация новых многочисленных электронных платежных сервисов, которые явно нужны современному банку, очень хорошо делается на смежных отраслях.

Случай «Яндекса» — другой. Он скупает, по сути, профильные компании-агрегаторы. «Неважно, что они агрегируют — вызов такси, сервис доставки еды или заказы на новости. Во всех случаях это компьютерное обеспечение. И «Яндекс.Такси», и «Яндекс.Еда», и «Яндекс.Маркет» — это все программные оболочки, больше ничего там «Яндекс» не делает. В его альянсе с Uber, например, собственно услуги такси предоставляют транспортные компании, которые отработали технологии в сотрудничестве с Uber. Скупая компании для развития новых направлений, «Яндекс» инвестирует в развитие определенных электронных сервисов, чтобы занять большие доли рынков в сегментах информационного их обеспечения», — поясняет свою мысль Елена Ткаченко.

Управляющий партнер Deloitte Шариф Галеев отмечает в связи с этим, что в современных условиях люди и компании отходят от традиционной практики владения материальными активами (теми же автомобилями на транспортном рынке). «Можно неплохо зарабатывать и без владения «железом». Мы это видим на примере того же Uber. И технологические компании будут все активнее стараться извлекать из этого выгоду», — утверждает эксперт.

Аутсорсинг инноваций

Характерно, что для вторжения на рынки крупные компании зачастую не используют собственные разработки, а предпочитают покупать готовых игроков этих рынков, нередко уже хорошо раскрутившихся. Виктор Достов считает такую тактику тоже своеобразным трендом. «Для эффективных собственных разработок на непрофильных рынках нужно иметь высококвалифицированных специалистов в соответствующих отраслях. Найти их очень непросто. Банки пытаются это делать, но зачастую терпят неудачи. «Альфа-Банк» закрыл свою «Альфа-Лабораторию», аналогичная лаборатория Сбербанка также сейчас перепрофилируется. Как показывает опыт, профильные стартапы в поздних стадиях зрелости масштабируются гораздо эффективнее проектов, выращенных в банковских оранжереях», — утверждает эксперт.

С этим согласна и Елена Ткаченко: «Купить готовую компанию намного дешевле и проще, особенно если это не стартап, а компания с раскрученным именем. Все крупные мировые IT-компании и банки ведут себя так же». По-видимому, по этой же причине интенсивное развитие в последнее время получил другой тренд — акселерация независимых стартапов, в том числе, организуемая компаниями для собственных инновационных нужд.

Эффективность стратегии образования конгломератов эксперты оценивают по-разному. «Я бы оценил их успешность как среднюю, — говорит Виктор Достов. — Не все приобретения оказались удачными. В то же время, приобретенный «Яндексом» проект PayCash для развития своей структуры «Яндекс.Деньги», принес компании хорошую синергию».

Случались и откровенные провалы. Виктор Достов приводит пример группы QIWI. Хотя эксперт считает ее одной из самых эффективных компаний, но приобретение «Рокетбанка» оказалось явно неудачным — во втором квартале 2019 года убытки банка увеличились в пять раз. Неудачи, по словам эксперта, есть практически у всех — купленные в свое время проекты «не взлетали» и их потом тихо закрывали.

Но это не значит, отмечает Шариф Галеев, что технологические компании не должны этим заниматься. «Сейчас такое время, когда быстрота реакции на изменения, связанные с диджитализацией, имеет гораздо большее значение, чем когда бы то ни было. Поэтому иной раз имеет смысл проинвестировать, даже не будучи уверенным, что проект окажется успешным в короткие сроки. Важно уже сейчас зайти в те ниши, которые с течением времени могут «выстрелить». Потому что, если не придешь ты, придет другой», — объясняет эксперт.

Не только деньги

Вторжение крупных компаний на рынки в принципе создает угрозу их монополизации. Однако на практике, утверждают эксперты, этого не происходит. «Рынки, куда вторгаются гиганты, как правило инновационные, живые, интенсивно развивающиеся, — говорит Елена Ткаченко. — Они достаточно пластичные, так что даже приход тяжелой артиллерии не может кардинально изменить ситуацию».

«Хотя проект «Яндекс.Деньги» очень хорошо раскрутился, доминирующее положение на рынке он, вопреки ожиданиям, не занял, даже после его приобретения Сбербанком», — подтверждает Виктор Достов. По его словам, крупные компании не заливают рынки деньгами и не стремятся силой подавлять конкурентов. Хотя для малых компаний на этих рынках они проблемы, конечно, создают. «Конкуренция страдает, но в меньшей степени, чем можно было ожидать», — утверждает эксперт. Он объясняет это особенностью инновационного бизнеса. «Если бы на инновационных рынках все решалось только деньгами, их бы давно захватили гиганты. Но в силу особенностей инновационного бизнеса (например, по доставке еды) деньги решают не все — на таких рынках невозможно масштабироваться только за счет больших денег, — утверждает Виктор Достов. — Даже когда гиганты покупают игрока, который умеет играть на этом рынке, вливание больших денег совершенно не гарантирует взрывной рост». Разумеется не все исключительно радужно — например, агрессивная рекрутинговая политика больших компаний создает для мелких и средних кадровый голод.

Впрочем, зачастую гигантам не удается захватить рынок по банальной причине — кроме них, на этом рынке есть другие, не менее сильные игроки. «Альянс «Яндекс.Маркет» со Сбербанком не монополизировал рынок онлайн-торговли даже несмотря на то, что последний вложил в проект 30 млрд руб. И понятно почему — потому что есть другие проекты a-ля Alibaba или eBay», — приводит пример Виктор Достов. Mail.ru Group, «Яндекс», Сбербанк зачастую осваивают одни и те же рынки — онлайн-торговли, ретейла, доставки еды транспортный — и конкурируют на них друг с другом. «Цифровые технологии предоставляют возможность работать на рынках разным компаниям. Проблема в другом — не очень много компаний именно в России обладают такими большими ресурсами, чтобы развивать эти цифровые сервисы», — считает Шариф Галеев.

Технологи ускоряют цифровизацию

Вторжение технологических гигантов как правило не вредит рынкам, утверждают эксперты. Шариф Галеев оценивает этот тренд весьма позитивно: «Они ускоряют цифровизацию этих рынков, что нельзя не приветствовать. Разве альянс «Яндекса» с Uber ухудшил ситуацию на рынке такси? Наоборот, сервис явно улучшился — такси приезжают на вызов гораздо быстрее, а стоимость поездки сократилась, клиентам стало удобнее», — уверен эксперт. «К тому же таксопарки по-прежнему конкурируют между собой за пассажиров, а платформу агрегатора они просто используют для получения информации о заказах», — добавляет Елена Ткаченко. Цифровизация рынка такси, благодаря усилиям технологических компаний, как и развитие другого цифрового сервиса — каршеринга — решает также стратегическую задачу мегаполисов по ограничению использования жителями личного автотранспорта, отмечает Шариф Галеев.

В целом для большой корпорации очень полезно покупать маленькие инновационные проекты, считает Виктор Достов: «Это для них довольно простой путь войти в инновации — понять, как работают новые технологии на разных рынках. Правда, итог этих экспериментов не всегда предсказуем».

Владимир Грязневич

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Финансы

Ключевые слова: Яндекс, слияние поглощение, Сбербанк, Mail.Ru Group