О принуждении нет единого мнения

На­цио­наль­ная фе­дера­ция му­зыкаль­ной ин­дус­трии (НФМИ) выс­ту­пила про­тив за­коноп­роек­та по при­нуди­тель­но­му ли­цен­зи­рова­нию за­рубеж­но­го кон­тента в Рос­сии, а Ас­со­циа­ция му­зыкаль­ной ин­дус­трии (АМИ) кри­тикует по­зицию НФМИ и ра­тует за за­коноп­роект.

В России разрабатывают законопроект, который позволит оставить на российском рынке фильмы и музыку из недружественных стран с помощью принудительной лицензии. Об этом сообщила газета "Ведомости" со ссылкой на источники.

В НФМИ сообщили о том, что они направили в Администрацию президента РФ письмо с протестом против принудительного лицензирования зарубежной музыки. В НФМИ считают, что такие действия приведут к ответным мерам в отношении российской музыки за рубежом, изъятию российских сервисов из магазинов приложений и другим негативным последствиям.

По словам генерального директора НФМИ Никиты Данилова, федерация всецело выступает за сохранение неизменности принципов защиты интеллектуальных прав. "Зарубежные музыкальные правообладатели в настоящее время заявили о приостановлении только ряда бизнес-активностей в России (например, инвестиции в маркетинг и рекламу), при этом продолжают исполнение всех своих обязательств перед российскими организациями, партнерами, авторами, артистами, сотрудниками компаний и потребителями. Музыкальные правообладатели не отзывали ранее выпущенные каталоги контента и надеются продолжать исполнение обязательств перед контрагентами. Все ранее заключенные соглашения продолжают свое действие", - сказали Никита Данилов.

По его словам, важно, что ранее выпущенный в обращение контент будет оставаться доступным для потребителей. Что касается новых музыкальных релизов, то российские артисты продолжают выпускать новые песни и альбомы, используя российские музыкальные лейблы. Таким образом, доступ к новым отечественным релизам сохраняется. "Относительно новых релизов зарубежных артистов можно констатировать, что они составляют от 5 до 10 % от общего объема рынка музыкального стриминга. Остальную долю рынка занимает ранее выпущенный музыкальный каталог, который продолжает свое действие и используется для дистрибуции российскими цифровыми сервисами. Таким образом, эффект от невыпуска новых зарубежных релизов является минимальным, и введение принудительной лицензии, которая повлечет существенные негативные эффекты для всего рынка, является непропорциональной мерой", - уверены в НФМИ.

По их словам, компании-правообладатели с иностранным участием активно инвестируют в производство и развитие российской музыки, а также в развитие российских талантов, включая авторов и музыкантов, а снижение отчислений в пользу правообладателей, таким образом, негативно скажется, в первую очередь, на отечественных творческих сотрудниках и артистах. Кроме того, по словам Никиты Данилова, США вывели из-под санкций против России сделки с авторскими правами, что является дополнительным аргументом "против" введения принудительной лицензии. "Одностороннее ослабление на территории Российской Федерации защиты прав на иностранный контент создаст препятствия для экспорта отечественного контента за рубеж, подорвет доверие и деловые связи с международными партнерами. Более того, введение подобных ограничений может привести к "зеркальным" мерам в отношении российских правообладателей, авторов и исполнителей, представленных за рубежом, что приведет к невозможности монетизации российского музыкального контента и к потерям отечественной музыкальной индустрии", - отмечает Никита Данилов.

Он считает, что в условиях свободного распространения объектов авторских и смежных прав в российских сервисах такие сервисы будут восприниматься за рубежом как "пиратские", что приведет к ограничению распространения отечественных сервисов в цифровой среде (например, к исключению сервисов из магазинов приложений), их блокированию в зарубежных юрисдикциях, а также к судебному взысканию штрафов за использование нелицензионного контента. "В конечном итоге как российские, так и зарубежные пользователи перестанут получать доступ к легальному российскому музыкальному контенту", - отметил генеральный директора НФМИ.

По его мнению, отмена или приостановка положений о защите авторских и смежных прав также приведет к развитию пиратских сервисов, что нивелирует последовательную работу последних лет по противодействию распространению пиратского контента. "Мы надеемся, что для разработки положений о принудительной лицензии будут привлечены представители ассоциаций, объединяющих представителей бизнеса и профессионального сообщества", - заключил он.

В свою очередь, Ассоциация музыкальной индустрии поддержала принудительное лицензирование контента. В организации считают, что мера поможет сохранить доступ к культурным благам и доходы российских дистрибьюторов.

Исполнительный директор АМИ Дмитрий Коннов отметил, что позиция НФМИ вполне объяснима. "Нет ничего удивительного в том, что организация американских музыкальных мейджоров выступает против принудительного лицензирования. Особо отмечу, что речь идет о возможности получения такой лицензии исключительно через суд. Пикантность момента — в том, что они делают это, сами отказавшись работать в нашей стране. Получается, для них принципиально важно лишить нас доступа к контенту и к культурным ценностям. Это никуда не годится", - уверен Дмитрий Коннов. По его словам, единственная альтернатива предлагаемому механизму — легализованное пиратство, которое поставит крест на развитии российской музыкальной индустрии и цивилизованном рынке контента.

Дмитрий Коннов считает, что правительство должно думать в первую очередь о простых российских пользователях, которым необходимо обеспечить доступ к культурному контенту, и об интересах отечественного музыкального бизнеса, а только потом о чаяниях американских мейджоров. "АМИ представляет исключительно российские музыкальные лейблы и издательства. Мы считаем, что предлагаемый концепт решения работоспособен и вполне соответствует уровню накала ситуации", - отметил он. По его мнению, принудительные лицензии позволят продолжить развивать российские креативные индустрии и в то же время не откатиться к "пиратским нулевым". "В конце концов, законодатель предлагает воспользоваться вполне легитимным правовым инструментом, уже зарекомендовавшим себя в патентном праве", — сказал исполнительный директор АМИ.

Генеральный директор ассоциации "Интернет-видео" Алексей Бырдин считает предложенную государством меру избыточной и опасной. По его словам, юридически это противоречит фундаментальным принципам всех международных договоров и конвенций, частью которых является Россия, а отход от этих принципов обернется самыми серьезными последствиями для российской креативной и медиаиндустрии на обозримую перспективу. "Ни одна из стран или компаний, контролирующих устройства и платформы IOS, Android, платформы Smart TV и консоли, не признает этого права принудительной лицензии. Для них это будет обычным пиратством, с которым они умеют бороться. Российские сервисы, которые решат воспользоваться этой "лазейкой", с высокой вероятностью потеряют возможность использовать свои приложения на всех платформах и устройствах. Это будет выстрел себе даже не в ногу, а в голову", - уверен эксперт. По его мнению, даже если принцип принудительной лицензии будет расширен, его не следует распространять на объекты авторского права в сегменте художественных и литературных произведений, включая кино и музыку.

Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов считает, что предложение по принудительному лицензированию зарубежного контента в России в определенном смысле является революционным или, по крайней мере, уникальным на глобальном рынке авторских прав, поскольку ранее принудительная лицензия, как концепт, была применима только к изобретениям или промышленным образцам, полезным моделям, к более или менее реальным объектам, которые способны участвовать в бизнесе, улучшать человеческие жизни, спасать эти жизни и так далее.

"В ситуации с авторскими правами в силу их субъективной природы, то есть каким образом измерить картину или вес и значение какого-нибудь романа или стихотворения, принудительная лицензия была неприменима к ним, тем не менее, с чисто юридической и технической точек зрения, нет особых препятствий для распространения этого механизма принудительной лицензии на использование объектов авторских прав: фильмы, произведения, музыку и другие. Совсем другой вопрос, каким образом это должно работать в современных реалиях, поскольку правообладатели, к примеру, все те же Disney или Sony, ушли с российского рынка и запретили использование своих произведений на территории РФ. Да, принудительная лицензия, если соответствующие изменения будут внесены в закон, может быть предоставлена судом, и суд должен определить порядок предоставления этой лицензии, то есть в какие сроки, какие суммы должны уплачиваться правообладателю, но возникает совсем другой вопрос, каким образом они будут выплачены, потому что сам выход условной Sony с рынка означает, что существенным образом сокращается или в принципе становится недоступной возможность заплатить ей. В том числе это тяжело сделать, например, в силу банального отключения некоторого количества российских банков от SWIFT, поэтому это любопытные прецеденты и будет интересно наблюдать за тем, как складывается эта практика, поскольку в каком-то смысле, если законопроект будет принят, это будет означать бесплатное использование объектов интеллектуальной собственности западных корпораций", - объяснил юрист.

Он склоняется к тому, что шансы того, что законопроект станет законом, выше среднего, поскольку введение такого закона соответствует общероссийскому тренду и направлено в определенном смысле на сохранение работ, бизнеса российских кинопрокатчиков и компаний, которые предоставляют соответствующий контент. "Поэтому, исходя из государственной политики, не вижу каких-то серьезных оснований полагать, что этот законопроект не будет введен в действие", - заключил он.

Ири­на При­бор­ки­на

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование

Ключевые слова: регулирование, авторское право