Власти потребовали от банков и страховщиков сохранять бумажные документы

Правоохранительные органы требуют от банков и страховщиков получать согласие на перевод бумажных документов в электронные от всех клиентов. В итоге эти организации не смогут сэкономить миллиарды рублей на хранении физических копий.

Банки и страховые компании смогут конвертировать бумажные документы в электронные, а также создавать электронные или материальные дубликаты только при наличии согласия стороны, создавшей и подписавшей исходный документ. Введение такого ограничения содержится в новой версии законопроекта, регулирующего хранение электронных дубликатов документов, подготовленной Минэкономразвития ко второму чтению инициативы в Госдуме. В среду, 19 октября, эта версия обсуждалась на заседании рабочей группы по нормативному регулированию при АНО «Цифровая экономика» (копия документа есть у РБК, ее подлинность подтвердили два собеседника, близких к рабочей группе). По словам одного из источников РБК, инициаторы ограничений — «правоохранительные органы» (в частности, ФСБ), которые пытаются поддержать «слабую сторону», то есть клиентов, опасаясь подлогов со стороны банков.

Замгендиректора, директор направления «Эффективное регулирование» АНО Дмитрий Тер-Степанов подтвердил РБК, что обсуждаемая сейчас версия поправок предполагает, что финансовые организации смогут не хранить бумажные копии документов, только если подписавшая их другая сторона согласится на это. «Для банков это означает, что все клиенты, однажды подписавшие какие-либо документы, должны будут вновь прийти в отделение и подписать согласие на создание электронного дубликата. Понятно, что вряд ли получится заставить людей, а в некоторых случаях это будет невозможно (если человек умер, потерял дееспособность и т.п.)», — отметил Тер-Степанов. По его словам, это связано с разницей в позициях правоохранительных органов и ЦБ: первые видят в желании банков самостоятельно конвертировать документы конфликт интересов и угрозу нарушений закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», но ЦБ настаивает, что банки не могут передавать данные третьим лицам, это нарушит банковскую тайну.

РБК направил запрос в Центр общественных связей ФСБ России и ЦБ.

Как пытаются избавиться от бумажных архивов

Поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и ряд других, которые регулируют возможность конвертации документов, были разработаны Минэкономразвития и внесены в Госдуму правительством в мае 2021 года, а в апреле этого года приняты в первом чтении (дата второго чтения пока не определена). Цель поправок — урегулировать вопросы конвертации электронных документов, их хранения, создания электронных и материальных дубликатов. Общие затраты российских компаний на работу с бумажными документами были оценены примерно в 3,5 трлн руб. в год. Затраты на архивное хранение бумажных документов только у Сбербанка, например, составляют 2,5 млрд руб. в год, у оператора связи — 16 млн руб.

Как ранее пояснял РБК представитель Сбербанка, они обязаны хранить весь исторически накопившийся массив документов до закрытия счета и еще пять лет после этого. Он также указывал, что среди клиентов банка много физлиц и юрлиц, которые обслуживаются десятилетиями, не закрывая счета. Представитель ВТБ оценивал расходы группы на содержание архива документов на материальном носителе в 750 млн руб. в год.

В первоначальной редакции проекта было требование, что при конвертации документов итоговый вариант должны подписывать усиленной квалифицированной электронной подписью все создатели документа. Аналогичное требование предлагалось ввести при создании дубликатов документов. Лица, создавшие электронные дубликаты, получали возможность сократить срок хранения документов на бумажных носителях до года. Против таких требований выступали представители крупнейших банков, поскольку для конвертации бумажной копии с целью впоследствии отказаться от ее хранения пришлось бы создавать электронные дубликаты с каждым клиентом, и у последних должна быть усиленная квалифицированная подпись.

В редакции законопроекта ко второму чтению для физлиц появилась возможность подписывать дубликаты документов при помощи усиленной неквалифицированной электронной подписи, созданной в инфраструктуре «Госуслуг».

Будет ли экономия

Ряд экспертов, выступавших на заседании, по словам собеседников РБК, заявили, что в нынешнем виде законопроект будет бесполезным, поскольку банки — это одни из ключевых держателей бумажных архивов в России. Несколько участников заседания указали на то, что нынешнюю версию законопроекта необходимо менять, потому что она регулирует не только дубликаты бумажных документов, но и все электронные документы. «Если проект будет принят в текущей редакции, все платежки, которые генерируются в мобильном банке, нужно будет подписывать усиленной квалифицированной или неквалифицированной подписью, иначе у них не будет юридической значимости», — пояснил один из собеседников РБК.

При этом ЦБ, по словам участников обсуждения, выступил с предложением разрешить кредитным организациям передавать документы, содержащие банковскую тайну, организациям, имеющим лицензию на конвертацию электронных документов и создание дубликатов.

Представитель Сбербанка сказал, что позиция ЦБ по законопроекту «учитывает интересы банков». «Сбербанк поддерживает позицию ЦБ и будет продолжать работать в этом направлении», — добавил он.

Вице-президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Виктор Дубровин указал, что ежегодно заключается более 100 млн договоров, большинство из них в физическом виде и содержат десятки страниц текста. «Одновременно осуществляется урегулирование нескольких десятков миллионов страховых событий и вносятся изменения в договоры. Эти сотни миллионов документов за годы складываются в огромные суммы затрат. Реальной необходимости в хранении такого массива документов нет», — настаивает Дубровин. Он считает, что процедура перевода в электронный дубликат, предусмотренная законопроектом, на 100% обеспечивает защиту интересов всех участников. С учетом этого предложение по получению согласия является, скорее всего, избыточным.

Дмитрий Тер-Степанов говорит, что законопроект необходимо принять до конца года, что даст «многомиллиардный эффект за счет экономии на хранении бумажных документов организациями». В то же время он оговорился, что банки хранят больше всего бумажных документов, поэтому «наибольший эффект законопроект получит в случае, если под его действие будут подпадать все кредитные организации».

Выступавший на заседании рабочей группы представитель ФНС предложил принять законопроект в текущем виде, чтобы «хоть кто-то из участников рынка смог начать экономить», а к спорным вопросам, связанным с требованиями к банкам и страховым компаниям, вернуться позже, рассказали два собеседника РБК. Представитель ФНС отказался от комментариев.

РБК направил запросы в Минэкономразвития и представителям крупнейших банков.

Анна Балашова, Евгения Чернышова

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Интеграция, Регулирование, Финансы

Ключевые слова: электронный документооборот, регулирование, ЭДО