Как стартапы меняют культуру банка. Интервью с руководителем дирекции информационных технологий Райффайзенбанка Андреем Поповым и руководителем отдела IT архитектуры Райффайзенбанка Олегом Третьяком

Райффайзенбанк вступил в эпоху стартапов. Но новые ИТ для банка – это не только технологии. Это, в первую очередь, новая культура, и опыт Райффайзенбанка в ее становлении на данный момент является уникальным на рынке. Об этом нашему изданию рассказывают руководитель дирекции информационных технологий Райффайзенбанка Андрей Попов и руководитель отдела IT архитектуры Райффайзенбанка Олег Третьяк.

– Расскажите, пожалуйста, как появилась идея привлекать финтех, инвестировать не столько деньги, но и временные ресурсы специалистов в стартапы?

Андрей Попов: Наверно, отчасти это связано изменениями, повсеместно происходящими в банкинге. Помните, глава Сбербанка Герман Греф объявил, что к 2018 году «все классические банки умрут»? Конечно, это утрированно, но факт в том, что все действительно очень сильно меняется: за счет появления новых инструментов и формирования привычек потребителя к чему-то новому.

Классический банк сам по себе, если ему снаружи не давать стимулов, все же не сильно меняется с течением времени. Поэтому нам захотелось привнести извне что-то иное, может быть, прорывное, разрушающее представление о том, как банк может работать. Один из способов это сделать - запустить проект со стартапом. И тут есть разные модели: покупка, лаборатория, у себя...

Мы решили, что хотим, чтобы в банке изменилась культура отношения к новым способам ведения бизнеса и к новым продуктам. Чтобы появилось желание в это вкладываться, менять, развивать и не бояться экспериментировать. Поэтому мы выбрали вариант, когда мы со стартапом заключаем партнерство, даем небольшой грант и площадку, где стартап может экспериментировать вместе с нашими сотрудниками из бизнеса и ИТ. И, тем самым, создаем, я надеюсь, внутреннюю культуру предпринимательства.

 

Олег Третьяк: Подход партнерства, который мы выбрали, позволяет нам найти баланс между банковскими классическими традициями и тем инновационным, что позволяет быть успешным современным банком. У нас есть определенные фокусные направления, в которых мы собираемся работать со стартапами. Одно из них – это сервис для клиента. Для нас важно оставаться лучшими в этом, понимать, в каком направлении движутся предпочтения клиентов.

Когда появилась идея партнерства со стартапами?

Андрей Попов: С начала 2016 года началось обсуждение идеи, как нам реагировать и отвечать на вызовы рынка. Партнерство со стартапами было названо в числе способов. Далее мы стали обсуждать, какой вариант взаимодействия выбрать. Мы пришли к выводу, что партнерские отношения для нас подходят лучше всего. Такое видение сформировалось к лету 2016 года. Где-то в мае мы стали активно отсматривать рынок и заключать партнерские соглашения с венчурными фондами и акселераторами. Все лето было посвящено формированию воронки и партнерской сети. Изначально мы стали смотреть очень широко. Нам интересны сервисы для клиента и дополнительные продукты, все, что позволяет создать экосистему для клиента. Второе направление - внутреннее. Сейчас много различных операционных, рисковых, финансовых процессов, где современные технологии, инновационные в том числе, очень помогают.

Наконец, 26 августа этого года у нас состоялось заседание инновационного комитета (Innovation Board). Это команда, которая производит отбор стартапов, с которыми мы работаем следующие 3 месяца (поскольку, по замыслу, проект рассчитан на 3 месяца). За это время мы создаем пилот, который подтверждает или опровергает бизнес-гипотезу, которая имеется на входе и служит основанием для начала работ. Так получилось, что наш первый посев был полностью посвящен BigData, анализу и machine learning, с которым как раз и работают две выбранные команды.

Руководитель дирекции информационных технологий Райффайзенбанка Андрей Попов

Руководитель дирекции информационных технологий Райффайзенбанка Андрей Попов

Если можно, обо всем чуть подробнее. Что представляет собой Innovation Board Райффайзенбанка, кто в него входит, сколько раз комитет собирался?

Андрей Попов: В комитет входят представители ИТ в лице Олега и меня, представители бизнеса, отвечающие за малый и микробизнес, розницу, инвестиционный и крупный корпоративный бизнес. На первоначальном отборе также присутствовали представители венчурного сообщества от РВК, ФРИИ и Сколково и другие эксперты. Привлечение внешних экспертов – это принципиальный момент. Мы сознательно пошли на этот шаг, поскольку сами мы не специалисты в венчурном бизнесе и по стартапам богатого опыта у нас нет. Хотя нам бы хотелось наработать эту экспертизу внутри. Считаю, что нам удалось собрать сбалансированную команду, с компетенциями и в бизнесе банка и технологий, и в бизнесе стартапов. Это хороший симбиоз – мы не конкурируем друг с другом за стартап, поскольку мы не собираемся стартап покупать. Мы клиенты, а фондам важно, чтоб у их стартапов были клиенты. В итоге совместно мы достаточно успешно отобрали претендентов, с которыми в дальнейшем отработали первый цикл.

Олег Третьяк: После финального отбора трех претендентов каждый месяц у нас проходил demo-day, чтоб увидеть прогресс. Поскольку, в случае его отсутствия, программа подразумевает, в том числе, и отказ от дальнейшего сотрудничества.

Сколько через комитет прошло заявок?

Олег Третьяк: Основная масса заявок шла от партнеров: мы описывали, что нам интересно, а они из своего портфеля приносили проекты и показывали нам. Так у нас сформировался достаточно большой список – около 1 тыс. предварительных заявок в основном из комбинированной базы венчурных фондов. Нам было интересно, чтоб у претендентов был хотя бы прототип решения, а не только презентация, и эта фильтрация сократила воронку в 10 раз. Так, к августу мы отобрали около 100 команд, на которые готовы были посмотреть изнутри. А к собранию комитета по инновациям перечень претендентов сократился до трех десятков. К личным встречам привлекли наших чемпионов - так мы их назвали, ведь бизнес хочет быть чемпионом.

Андрей Попов: Из 30 стартапов для начала выбрали 8, а уже из них – всего три команды. С одним стартапом пришлось расстаться, никоим образом не по его вине. Мы обнаружили, что ряд вещей, которые им оказались необходимы для проверки гипотезы, нам чисто логистически было сложно предоставить. Это заняло бы больше времени, чем выделено на прототип. Мы расстались, но только на время.

Стартапы, отобранные Раййфайзенбанком в 2016 году

Назовите, пожалуйста, оставшиеся с вами два стартапа.

Олег Третьяк: Это Rubbles и Yandex Data Factory, внутренний стартап Яндекса.

Rubbles – это как раз большие данные и аналитика, они занимаются поведенческим анализом клиента, формированием и рассылкой таргетированных предложений для клиентов, очень точечных и вполне конкретных. На основе поведенческого анализа они могут тем или иным образом предсказывать потребности клиента в достаточно узкой группе. На выходе мы получили неожиданно высокую конверсию. В гипотезе было увеличение транзакционной активности на 10 % или более, а в результате - в некоторых случаях по достаточно узким группам было получено даже 50 %.

Yandex Data Factory – это машинное обучение. Мы с ними делали кейс, очень животрепещущий для каждого банка, имеющего большую банкоматную сеть. Это был вопрос предсказания, сколько денег должно быть в банкомате в определенный момент времени в зависимости от его месторасположения, погоды, наличия рядом торгового центра или офиса нашего зарплатного клиента. Чем точнее ты это умеешь делать, тем меньше денег без дела лежит в банкоматах. С другой стороны, тем меньше и вероятность отсутствия денег в банкомате. Алгоритмы машинного обучения при решении этой задачи показали вполне достойные результаты.

На какой стадии сейчас эти проекты?

Андрей Попов:

Когда первый цикл закончился, результаты были лучше ожидаемых. Оба дошедших до финала участника полностью подтвердили поставленные на входе гипотезы. Rubbles показал большее повышение активности, чем было заложено. И даже в среднем показатели были выше, чем в гипотезе – где-то 17 %. У Yandex Data Factory оценка точности предсказания также оказалась выше, чем они ожидали. Оба пилота были признаны успешными.

 

Дальше перед нами стоит задача понять, хотим ли мы это дальше развивать внутри и надо ли делать это именно сейчас. На принятие этого решения мы взяли определенный таймаут. Предварительно чемпионы очень довольны. Теперь модели надо интегрировать и внедрять в процессы банка. Для этого потребуется усилие.

Олег Третьяк: Обратная связь, которую мы получаем, очень положительная в плане того, как мы быстро отработали. Для крупного банка сделать пилот за 3 месяца – это большой вызов. Можно сказать, что мы действительно не ожидали таких хороших результатов, а сами команды – таких быстрых. Помогли, безусловно, желание и энтузиазм команд, и мы этим гордимся.

Стартапы, отобранные Раййфайзенбанком в 2016 году

Тогда расскажите нашим читателям об этих командах, что за люди в них вошли?

Олег Третьяк: Сами компании международные, и, конечно, мы видели не всех специалистов. Те, кто работал непосредственно в нашей «песочнице», как со стороны стартапов, так и с нашей, – это молодые, полные энтузиазма и очень увлеченные ребята. И это тоже фактор успеха, который должен быть в проектах, которые надо сделать быстро. Наверно, именно эта увлеченность и вовлеченность с обеих сторон и сыграла в итоге.

Как продолжится работа Райффайзенбанка со стартапами?

Олег Третьяк: Мы планируем делать следующий посев в феврале 2017 года по такой же схеме. Наверно, в будущем мы ее пересмотрим: будем стартовать не раз в 4 месяца, а более-менее на потоке. Мы хотим отсмотреть и примерить на себя как можно больше технологий и решений. Подход, когда раз в 4 месяца стартуют по 3 команды, – это не тот объем, который нам бы хотелось уметь поднимать. Думаю, что к третьему посеву мы почувствуем большую уверенность.

Андрей Попов: В дальнейшем нам не придется рассматривать по тысяче компаний - новое будет появляться не в таких объемах. Те 30 с лишним стартапов, кто оказался готов с нами работать, остались в наших планах. С нашей стороны число желающих принять в проекте участие в качестве чемпионов и даже принести свои идеи стало гораздо больше, чем в начале лета. Маховик надо было раскрутить, а теперь его надо уже только подпитывать.

Вы окунулись в мир стартапов, каковы ваши впечатления в целом?

Андрей Попов: В этом мире есть много интересных идей. Из некоторых может получиться отличный продукт. Здорово такие идеи идентифицировать. Мы не ставим для себя цель найти новый Facebook или Alibaba в банковской сфере. Чтоб это случилось, надо натренировать мышцу, которой пока нет. Главное, что банк научится работать с внешним миром, искать идеи и пытаться их реализовывать, смотреть, как они могут помочь закрыть ту или иную потребность клиента, о которой клиент, может быть, еще и сам не знает.

Олег Третьяк:

Действительно, стартапы, венчур - это другой мир. Есть мир крупных корпораций, которые приходят продавать. Здесь же - команды энтузиастов, которые зачастую и бизнес-модель свою не отработали полностью. Большинство из них – это не продавцы по своей натуре, а математики, например. Банковские бизнесмены привыкли работать со зрелыми компаниями. Эти два мира надо свести и научить работать друг с другом.

 

Руководитель отдела IT архитектуры Райффайзенбанка Олег Третьяк

Руководитель отдела IT архитектуры Райффайзенбанка Олег Третьяк

Как вы думаете, а сами стартапы чему-то научились от вас?

Олег Третьяк: Для них, конечно, это тоже богатый опыт. Они поработали с бизнесом, у них получилось сделать и проверить свой продукт, свои идеи. Они доказали не только нам, но и себе, что они могут дальше развиваться.

Что конкретно вы предоставили стартапам – доступы к ИТ-сервисам, рабочие места?

Олег Третьяк: Конечно же, мы готовились к посеву: построили внутреннюю «песочницу», которую планируем и дальше развивать. Она направлена на предоставление ряда сервисов, обезличенных тестовых данных, на которых можно поводить эксперименты. Инфраструктурно она расположена в наших ЦОДах. Мы старались сделать стандартную инфраструктуру, развернуть виртуальный сервер по потребности. Виртуализация в ЦОДе помогла быстро создать инфраструктуру для виртуализационного процесса. Одним из «побочных» продуктов стало то, что, по сути, мы на нашей стороне запустили первый кусочек банковского API. Кроме «песочницы» мы готовы предоставить помещение для работы, создать комфортные условия и атмосферу, в которой можно за 3 месяца что-то сделать.

По нашим наблюдениям, в первую очередь востребованы сервисы для физически лиц. Мы постарались вынести в «песочницу» сервисы, которыми пользуется мобильный банк. В дальнейшем планируем то же самое сделать по юридическим лицам. Второе - данные, по которым можно, например, делать аналитику поведения клиента.

Говоря о будущих перспективах, какие темы вы для себя видите?

Олег Третьяк: У нас есть набор того, на чем мы хотим сфокусироваться в ближайшем посеве, и он достаточно широкий. Хотя и машинное обучение остается важным для нас. Из того, чего не было в этом посеве, мы хотим посмотреть различные решения для биометрии, разных целей идентификации, противодействия мошенничеству и виртуальной реальности. Уже есть идеи, как это все это применить для банкинга. Блокчейн – еще одна интересная для нас тема. Мы активно смотрим за развитием технологии. Но это надо делать не внутри банка в одиночку. Это задача для банковского сообщества с привлечением регуляторов.

Работа со стартапами – проект многофакторный. Как к нему отнеслись в вашем отделе ИБ?

Андрей Попов: Было понятно, что работа с точки зрения ИБ будет непростая, и коллег из отдела безопасности мы привлекли изначально, на этапе обезличивания данных. Уверен, что в первом посеве все прошло лучше, чем мы ожидали, именно потому, что мы привлекли ИБ на ранней фазе. Кстати, один из трех отобранных стартапов отсеялся как раз потому, что не удалось создать нужную для проекта и одновременно безопасную для нас инфраструктуру.

Что еще, кроме стартапов, включено в ИТ-стратегию Райффайзенбанка?

Олег Третьяк: Наша стратегия ориентирована на все то, что мы видим приоритетным для банка с точки зрения ИТ-сервисов, в том числе Agile-методы. Мы смотрим на прикладную архитектуру банка и ищем наиболее эффективные способы внедрения тех или иных решений, занимаемся построением четкого плана по дальнейшей реорганизации банковских систем. В любом случае для нас всегда главным остается не проведение проекта, а реализация продукта для клиента.

Давайте поговорим об этом при следующей встрече!

Будем с нетерпением ждать ее! Большое спасибо!

Рубрики: Финансы

Ключевые слова: Райффайзенбанк в Санкт-Петербурге