Internet of Things - 2017: сферы применения и перспективы. Комментарии участников рынка

Направление IoT (Internet of Things) все более активно развивается во всем мире, и Россия на данный момент уже не является исключением. Портал ICT-Online.ru рассматривает IoT в призме деятельности системных интеграторов. На вопросы о развитии и перспективах отечественного рынка Интернета вещей, ключевых для потребления IoT-решений сферах российского бизнеса, а также об особенностях интеграции IoT с другими системами рассказывают представители компаний «Борлас», КРОК, «Техносерв», Artezio, «ЛАНИТ-Интеграция», Softline и «Астерос». Свои комментарии также предоставили компании «Интерпроком», «Тринити» и «Ростелеком».

ICT-Online.ru: На ваш взгляд, в целом, насколько развит и что сегодня представляет собой рынок Интернета вещей в России?

Президент группы «Борлас» Алексей Ананьин: IoT, пожалуй, претендует на звание наиболее перспективной технологии, если судить по частоте ее упоминаний в СМИ и интенсивности обсуждений на профессиональных площадках. Но что более важно: именно сегодня мы переходим от теории к этапу практического применения. Для нас это выражается тем, что «Борлас» уже разрабатывает решения для конкретных отраслей с элементами IoT и, более того, вместе с клиентами реализует пилотные проекты.

 

Президент группы «Борлас» Алексей Ананьин

Президент группы «Борлас» Алексей Ананьин

 

Директор по бизнес-приложениям компании КРОК Максим Андреев: За последние годы Интернет вещей стал одной из самых модных тем в ИТ-индустрии, на которую многие делают ставки. Так, например, аналитики из J’son & Partners Consulting предсказывают увеличение объема российского рынка IoT (услуги, технологии, оборудование) до $1 млрд к 2020 году.

 

 Директор по бизнес-приложениям компании КРОК Максим Андреев

Директор по бизнес-приложениям компании КРОК Максим Андреев

 

Что касается развитости российского рынка сегодня, то, по моему мнению, он, наконец, перешел от стадии бесконечной рефлексии, разговоров и споров об IoT к непосредственному внедрению этих технологий. Мы это видим и по своим заказчикам, которые приходят на демонстрации и тест-драйвы IoT в нашем Центре комплексных решений на базе технологий Intel. И хотя спрос на эти инновационные решения пока не очень высок, рынок определённо просыпается.

Директор департамента поддержки продаж компании «Техносерв» Сергей Дубовик: На мой взгляд, готовность к внедрению, например, умных городов у нас, в отличие от Сингапура или вообще Востока, примерно такая же, как во всей другой экономике. Абсолютно очевидным кажутся уже наметившиеся тренды телеком-операторов – высокоскоростной Интернет, большее пропускание частоты, сервисная составляющая на базе этого. Финансовый сектор тоже готов. Потому что часть бизнеса – это и банкоматы, и система самообслуживания, и авторизация, и карты, бесконтактное считывание и так далее. Все банковские технологии максимально идут в сторону IoT.

 

 Директор департамента поддержки продаж компании «Техносерв» Сергей Дубовик

Директор департамента поддержки продаж компании «Техносерв» Сергей Дубовик

 

Умные города, телеком, ритейл, транспорт и логистика - вот, на мой взгляд, наиболее готовые отрасли российской экономики к следующему этапу роста эффективности за счет IoT. А вот производство, энергетика, «нефтянка» – здесь мы еще находимся на том самом этапе, когда многие традиционные вещи еще не освоены... Здесь есть еще десяток существующих способов оптимизации, которые можно применить до внедрения датчиков и IoT.

Технический директор Artezio (ГК ЛАНИТ) Сергей Павлов: Рынок Интернета вещей только начинает развиваться в мире. Есть государства, которые серьезно продвинулись во внедрении IoT в медицине, умной энергетике и в сфере безопасности. Однако в основном мы находимся на начальном этапе формирования спроса на проекты IoT. По экспертной оценке агентства AC&M, рынок IoT в России в 2016 году вырос на 30 % и составил 10 млн устройств. В текущем году ожидается более внушительный рост числа эксплуатируемых девайсов – на 40 % или до 14 млн устройств. Объем инвестиций в IoT в 2016 году составил $ 4 млрд, а в 2020 году ожидается – 9 млрд. За два ближайших года доходность проектов в области IoT должна превысить $6 млрд.

 

 Технический директор Artezio (ГК ЛАНИТ) Сергей Павлов

Технический директор Artezio (ГК ЛАНИТ) Сергей Павлов

 

Но темпы развития этого рынка очень сильно зависят от госзаказа. Рынок Интернета вещей развивается за счет автоматизации различных массовых сфер, которые контролирует и обеспечивает государство, – коммунальных услуг, энергетики, транспорта. Среди актуальных проектов – автоматизация сбора и анализа данных в области потребления энергоресурсов. Это «умные» счетчики электричества, тепла и газа, которые без участия человека поставляют информацию о потребленных ресурсах. Инвестировать в такой IoT-проект выгодно, поскольку он решает проблему заниженных показаний и увеличивает доход энергетических компаний.

Рынок IoT очень перспективный. Уверен, что в ближайшее время он перейдет от постепенного, плавного роста к взрывному. Об этом свидетельствует интерес к технологиям IoT со стороны крупных компаний и самих потребителей.

Руководитель отдела ИТ-консалтинга компании «ЛАНИТ-Интеграция» (ГК ЛАНИТ) Андрей Потапов: В мире все больше развивается направление IoT. Этому значительно поспособствовало сокращение стоимости каналов связи, хранения данных, а также снижение цен на процессоры. Новый рынок особенно активно развивает компания General Electric, создавшая собственную платформу индустриального Интернета – Predix. Ее основное преимущество – большое количество акселераторов – заметно упрощает для специалистов создание решений для мониторинга конкретных устройств. Как ожидается, платформа скоро появится на российском рынке.

 

Руководитель отдела ИТ-консалтинга компании «ЛАНИТ-Интеграция» (ГК ЛАНИТ) Андрей Потапов 

Руководитель отдела ИТ-консалтинга компании «ЛАНИТ-Интеграция» (ГК ЛАНИТ) Андрей Потапов

 

В России Интернет вещей пока слабо развит. На отечественном ИТ-рынке нет тяжелых платформ для продвижения Интернета вещей. Формировать новую отрасль будут операторы сотовой связи. В отличие от других игроков на ИТ-рынке, у них есть нужные ресурсы – каналы, собственные центры обработки данных. Ведущие мобильные операторы задумываются о создании универсальной программной платформы, позволяющей собирать, хранить и анализировать полученные данные. Передовым игроком на рынке Интернета вещей в России является компания «Ростелеком». В этом году «Ростелеком» совместно с компанией «Рестрим» начал разрабатывать платформу национального Интернета вещей.

Менеджер по продаже решений управления сервисов группы компаний Softline Сергей Монин: IoT представлен в основном двумя нишами – бытовой («умный дом», умные светильники, холодильники) и промышленной. В промышленной сфере в России Интернет вещей в большей степени развивается в направлении АСУ ТП. Особенность этого тренда в том, что сети устройств замкнуты в рамках конкретного предприятия и не «смотрят» в Интернет. В перспективе появятся облачные сервисы, куда умные устройства будут складывать данные, и эти данные впоследствии станут подвергаться анализу информационными системами.

 

 Менеджер по продаже решений управления сервисов группы компаний Softline Сергей Монин

Менеджер по продаже решений управления сервисов группы компаний Softline Сергей Монин

 

ICT-Online.ru: В каких сферах российского бизнеса есть или будет спрос на решения, связанные с Интернетом вещей?

Архитектор интеграционных проектов группы «Астерос» Кирилл Черный: Опыт российских организаций в части использования Интернета вещей в основном связан с решением логистических задач, контролем производственного оборудования, а также обеспечением качества работы систем и бизнеса. Так, управление логистикой на основе IoT позволяет сокращать операционные затраты на доставку и промежуточное хранение продукции, а также осуществлять мониторинг местоположения транспортных средств и грузов. Думаю, что IoT-сервисы актуальны практически для всех сфер бизнеса, но наибольшим спросом они будут пользоваться в тех областях, для которых особенно важны качество и эффективность бизнес- и производственных процессов. Например, для транспортных компаний это могут быть прогнозирование времени доставки, оптимизация маршрутов, и соответственно, экономия на ГСМ и так далее. Уверен, что с повсеместным распространением IoT производительность компаний будет расти в геометрической прогрессии.

 

Архитектор интеграционных проектов группы «Астерос» Кирилл Черный 

Архитектор интеграционных проектов группы «Астерос» Кирилл Черный

 

Специалисты компании Artezio (группа ЛАНИТ) считают, что через несколько лет Интернет вещей позволит полностью автоматизировать транспорт, торговлю, производство и другие сферы. Это откроет уникальные возможности для разработчиков медицинских решений.

Мониторинг за здоровьем человека будет происходить постоянно. Данные будут собираться, анализироваться. Будут предлагаться некие моментальные решения, которые будут исполняться автоматически. Если у пациента повышенный уровень сахара в крови, он не сможет в автоматизированном магазине приобрести опасные для себя продукты. Беспилотный автобус по рекомендации врача сможет высадить страдающего гиподинамией пассажира чуть дальше от дома.

Эксперты полагают, что Интернет вещей пока не рассматривается как комплексное решение. Но через несколько лет существующие «умные» фрагменты будут взаимодействовать друг с другом. Через 10 лет беспилотные автомобили станут нормой, а трафик на дорогах будет регулировать искусственный интеллект. Изменится производство и торговля.

Сегодня в Artezio разрабатываются решения по автоматическому производству пищи и другой продукции, создаются системы по автоматической продаже. Но пока вместе эти компоненты не работают. Их разделяют интересы отдельных компаний и корпораций, которые хотят контролировать весь процесс и не готовы инвестировать средства в глобальную систему.  

Алексей Ананьин («Борлас»): Интернет вещей - действительно интересная технология, особенно для тех сфер, где нужно оперировать обширными парками техники и оборудования. Например, в сельском хозяйстве, в промышленности, в энергетике. Очень интересное применение можно найти в медицине, транспортных системах,  логистике.

Максим Андреев (КРОК): В первую очередь, к технологиям в рамках концепции Интернета вещей прибегают наиболее гибкие сферы. Самым ярким примером здесь может служить розничная торговля, которой важно быстро адаптироваться под потребности своего клиента. К нам все чаще обращаются крупные игроки рынка ритейла с запросом на такие технологии, как Wi-Fi- и видеоаналитика, распознавание лиц, Digital Signage.

Банковская сфера также старается не отставать в этом смысле. Например, инкассаторы многих крупных банков сегодня носят специальные трекеры эмоционального состояния, которые помогают отслеживать и предугадывать критические и мошеннические ситуации в работе.

Сергей Дубовик («Техносерв»): На самом деле Интернет вещей не является в моем понимании некоей революционной технологией. Любой бизнес готов к оптимизации затрат и готов использовать новые технологии, которые позволяют дополнительно зарабатывать. Интернет вещей все-таки технология, направленная именно на оптимизацию существующих затрат. Но эти возможности фактически на уровне fine tuning, когда уже многое что сделано, и когда мы достигли некоего предела и тогда можно перейти к следующей системе. Сегодня в России все отрасли, так или иначе, достаточно близки и готовы к Интернету вещей.

Одна из сфер, где IoT уже активно применяется, это проекты умных зданий и умных городов. Сегодня в России реализуется государственная программа «Безопасный город», которую невозможно представить без обширной сети взаимодействующих между собой устройств мониторинга и анализа различных параметров состояния городской инфраструктуры, потенциально-опасных объектов, метеоусловий. «Безопасные города» не просто учитывают технологии IoT, а строятся на них, потому сегодня в своих проектах «Техносерв» изначально закладывает базовые принципы взаимодействия с миром Интернета вещей в единые требования к техническим параметрам систем АПК «Безопасный город».

Абсолютно очевидным кажутся уже наметившиеся тренды телеком-операторов – высокоскоростной Интернет, большее пропускание частоты, сервисная составляющая на базе этого. Это существует на уровне пилотов у всех крупных операторов последние два года. Сейчас на уровне маркетинга есть идея монетизации, модернизация сети, как это дальше продавать – этот сегмент точно будет в телекоме. Более того, телеком сам по себе представляет собой тот самый эффект трубы, с которым все телеком-операторы борются. С точки зрения В2В-партнерства или В2G-партнерства они тоже заинтересованы в предоставлении своих пропускных мощностей для того, чтобы генерировать на этом дополнительный сервис - не просто передачу данных, а непосредственно Интернет вещей. У всех операторов есть программы с умными домами, гаражами и так далее, это позволит им выйти на В2В, В2G-уровень.

Начинающаяся действительность в финансовом секторе не широкомасштабная, но уже с понятными кейсами. Потому что часть бизнеса – это и банкоматы, и система самообслуживания, и авторизация, и карты, бесконтактное считывание. Все банковские технологии максимально идут в сторону IoT, чтобы человек, где хочет, мог совершить любую транзакцию. Все остальное отрасли - помедленнее. Торговля – явно готова, но здесь нужны законодательные вещи.

Для крупных промышленных производств компания Softline разработала программно-аппаратный комплекс с рабочим названием «умная каска». Система состоит из двух частей. «Клиентская» - это обычные каски, использующиеся совместно с радиоэлектронными устройствами – маячком (для понимания местонахождения сотрудника в реальном времени), датчиком объема (надета ли каска), температуры (надета ли каска на живого человека), акселерометром (для отслеживания падений), удара (легкий контакт или на голову упало что-то тяжелое), виброустройством (предупреждает о близости рабочего к опасной зоне).

«Серверная» часть состоит одной или нескольких базовых станций, определяющих позиционирование маячков, и из сервера. Она позволяет видеть геопозицию каждой каски в реальном времени и ее статус. Информационная система «видит» каждую каску, датчики которой позволяют отслеживать местоположение сотрудника в производственном помещении, «понимать», у кого каска на голове, кто ее носит в руках, не надевая, с кого она слетела, кто получил удар по голове, упал и так далее.

Другой пример - машиностроительное производство может решить проблему учёта электроэнергии, потребляемой станком. Посредством установки датчиков реализуется алгоритм: если станок потребил за сутки 20 Вт электроэнергии - он находится в спящем режиме, 180 кВт - штатная работа, а если 500 кВт - вероятно, оператор станка использует оборудование для выполнения «левых» заказов, и необходимо принять меры.

Таким образом, решения Softline в области IoT помогают управлять производственными процессами, проводить диагностику промышленного оборудования, прогнозировать риски, связанные с его отказом и даже обеспечивать безопасность рабочих на производстве.

Не знаю, правильно ли называть Интернетом вещей RFID, который существуют уже около 10 лет. Там уже прошел эффект от появления складов, где общение транспортных систем с ячейками происходит в автоматизированном режиме - у всех крупных логистических операторов это есть. Соответственно, логистика, торговля, транспорт уже многое сделали для себя, и глобального эффекта мы не увидим.

Производство, энергетика, «нефтянка» – это, на мой взгляд, средства мониторинга, и мы находимся в том самом периоде, когда многие традиционные вещи еще не освоены. Теперь все это можно назвать Интернетом вещей, но это не будет новой технологией.

В медицине основами прорыва является миниатюризация элементной базы, повышение автономности источников питания. Уже сегодня автономные капсулы передвигаются по пищеварительной системе, давая изображение в режиме онлайн.

Что касается автотранспорта - бортовая сеть автомобиля включается в информационный обмен как с соседними автомобилями, так и с дорожной инфраструктурой для повышения уровня безопасности.

Сергей Павлов (Artezio): Технологии IoT обеспечивают автоматизацию практически любых процессов, поэтому можно говорить о формировании спроса во всех бизнес-сферах – от торговли до энергетики. Главный сдерживающий фактор развития IoT – это стоимость устройств. Основа проектов IoT – это, прежде всего, устройства, датчики. Для больших и серьезных проектов их потребуется много.

Востребованность решений в области Интернета вещей будет постоянно расти. Среди наиболее перспективных направлений – транспорт. Думаю, скоро автомобили будут связываться между собой на дороге, передавать информацию и, таким образом, станут частью Интернета вещей. В результате появится качественно новая система для беспилотного вождения. Изменится и наше представление об «умном доме». Сегодня IoT-технологии в строительстве жилья сфокусированы на комфорте человека, а в будущем они могут стать частью медицинской программы. Из известных проектов – организация умной системы медицинского сканирования. Человек приходит домой, а датчики в автоматическом режиме получают показатели его физического состояния: измеряют давление, оценивают стресс, возможно, проводят более глубокое сканирование. Данные могут передаваться врачу, с их помощью может меняться окружающая обстановка в доме, например, интенсивность освещения.

Андрей Потапов («ЛАНИТ-Интеграция»): Решения в сфере IoT будут востребованы в медицине. Они позволят отслеживать состояние пациентов, нуждающихся в регулярном медицинском контроле. Различные девайсы определят координаты людей, которым срочно нужна медицинская помощь, и отошлют эти данные на пульт экстренного реагирования.

Высокий спрос на IoT-решения существует в промышленности. Здесь следует применять термин IIoT (Industrial Internet of Things). Соответствующие решения в промышленности позволяют постоянно контролировать оборудование и на основе полученных данных оптимизировать производство. В Германии промышленный Интернет вещей стал ядром сообщества Industry 4.0, которое объединило союз машиностроителей, производителей электронных компонентов и ИТ-специалистов.

Решения, связанные с Интернетом вещей, будут активно использовать для обслуживания сложной техники после продаж: собирать данные о состоянии автомобилей, двигателей или летательных аппаратов и оптимизировать складские запасы резервных деталей, планировать ремонтные работы. Расчеты учтут потребности клиентов и возможности компаний, оказывающих услуги. Это не только сократит затраты на ремонт, но и снизит число аварий, поможет спасти жизни людей.

В области Интернета вещей (IoT) компания «Интерпроком» готова развернуть собственный многопоточный телематический сервер для сбора и обработки информации с множества устройств, в том числе и с датчиков собственной разработки (см. интервью с президентом «Интерпроком» Леонидом Алтуховым).

Сергей Монин (Softline): Спрос на Интернет вещей уже есть со стороны предприятий, и этот спрос будет только расти. Предприятия хотят больше зарабатывать, меньше тратить, а также работать без аварий и жертв. Эти три пожелания мотивируют промышленников использовать Интернет вещей на производстве: экономить больше сырья и ресурсов, повышать качество и количество произведенной продукции, а также обеспечивать промышленную безопасность и безопасность персонала промышленных объектов – за ее нарушения строго наказывают. Поэтому заказчикам интересны не только устройства для контроля за статусом оборудования, но и устройства, помогающие понимать ситуацию с людьми в цеху. Например, «умные каски»: они интегрируются с системой управления производством или с системой мониторинга технологических процессов, позволяют с высокой точностью определять местонахождение сотрудников и предупреждать, например, самого начальника смены или диспетчера, если кто-то из рабочих находится в потенциально опасной зоне.

ICT-Online.ru: Есть ли у вашей компании компетенции, предложения и проекты в области IoT? Если есть, расскажите подробнее о них?

Кирилл Черный («Астерос»): Решения IoT, как правило, многоуровневые и состоят из огромного числа взаимосвязанных компонентов. Конкретный набор технологических элементов определяется задачами бизнеса.

Сегодня многие из решений «Астерос» уже используются в области Интернета вещей или готовы к тому, чтобы стать частью комплексных IoT-систем. Например, «Астерос» реализует «умные» IoT-решения в авиационной сфере, автоматизируя процессы управления критически важными системами аэропортов на основе ситуационных центров. Подобные структуры позволяют осуществлять оперативное управление всеми службами аэропорта – они собирают информацию с огромного числа источников, аккумулируя ее в «едином окне». Так, в 2015 году мы модернизировали оперативный центр аэропорта «Толмачево», в результате в единую точку стекаются данные обо всех происходящих на территории транспортного узла инцидентах и параметрах работы технологических систем. Такой автоматизированный режим работы позволяет повысить безопасность и отказоустойчивость систем и сервисов аэропорта. Также «Астерос» интегрировал в единый комплекс системы оповещения, контроля и управления доступом, охранную сигнализацию на территории «Толмачево». В 2016 году мы объединили в единый контур основные технологические и ИТ-подсистемы международного аэропорта в Уфе, что позволило обеспечить комплексный подход для принятия управленческих решений по обеспечению безопасности аэропорта.

В сельском хозяйстве IoT может использоваться для мониторинга технологических процессов, отслеживания технического состояния оборудования и производственных объектов. Применение IoT позволяет в реальном времени собирать данные от датчиков, установленных в почве, спецтехнике и оборудовании. С помощью таких решений можно добиться оптимизации эксплуатационных расходов, снижения затрат на техническое обслуживание и ремонт техники, оборудования, повысить урожайность и производительности труда. Пример реализации IoT в этой области – создание группой «Борлас» системы контроля полевых работ на основе объективных данных и мониторинга транспорта для агрохолдинга «Кубань».

Подробнее об этом см. проект «Агрохолдинг «Кубань»: проект внедрения компанией «Борлас» системы мониторинга эксплуатации авто- и сельхозтехники».

Алексей Ананьин («Борлас»): В прошлом году мы совместно с агрохолдингом «Кубань» создали ИТ-систему для контроля полевых работ. Информация поступает с мобильных терминалов, установленных на сельхозтехнике. Можно отследить маршруты комбайнов, скорость, расход топлива – после внедрения почти сразу удалось сократить расходы на топливо на 32 %. Но это достаточно очевидное применение. Однако наша система позволяет собирать самые разные данные и контролировать технологию проведения полевых работ, а это уже прямой путь к повышению урожайности. Можно пойти дальше и ставить датчики в поле, получать в динамике информацию о погоде, влажности, состоянии почвы и растений. Для агрономов это бесценные данные. В животноводстве есть технологии чипирования животных. Очевидно, что в сельском хозяйстве очень большие возможности.

Стоит отметить промышленный (индустриальный) Интернет вещей. Практически любые машины и оборудование могут обмениваться информацией. Используя эти данные, компании смогут лучше контролировать техпроцессы, планировать загрузку мощностей, оперативно проводить настройку и адаптацию производственных систем. А затем применять инструменты аналитики с целью оценки износа техники и прогнозирования ремонтов. Такой проект «Борлас» сейчас реализует  с «Уралкалием». С помощью специально разработанного мобильного приложения начато накопление статистических данных о техническом состоянии активов для дальнейшего управления надежностью оборудования.

Еще один пример – энергетика. Умные приборы учета теперь устанавливают по умолчанию во многих новых домах. Следующий шаг – программируемые устройства с двусторонней связью и даже учет потребления на уровне отдельных домашних электроприборов. Это означает многократный рост данных, что может вызвать сложности. И здесь мы уже предлагаем соответствующие инструменты. Проекты по совершенствованию управления энергоданными мы реализуем вместе с несколькими энергокомпаниями.

Максим Андреев (КРОК): В КРОК уже на протяжении нескольких лет существуют отдельные направления, которые занимаются технологиями Интернета вещей. Среди наиболее известных наших решений – Wi-Fi- и видеоаналитика, распознавание лиц. Также есть отдельная группа решений, реализованная в рамках концепции «разумного города» и, конечно же, с использованием технологий IoT. К ним относятся ситуационный центр оперативного реагирования, комплексные системы обеспечения безопасности, а также центры управления транспортом и контроля освещения улиц. К примеру, в Москве данные с камер городского видеонаблюдения обрабатываются в Едином центре хранения данных.

Есть предложения и в электроэнергетике, где, используя «умные» электросети, возможно экономить потребление ресурсов. В медицинской сфере мы предлагаем нашу собственную разработку - аппаратно-программный комплекс (АПК) медицинской диагностики, а также ряд других технологий: отслеживание эмоционального состояния, мониторинг состояния пациентов при помощи нательных сенсоров и другое.

Коммерческий директор «Тринити» Владимир БыковКоммерческий директор «Тринити» Владимир Быков: «Одним из ключевых факторов успеха развития технологии интернета вещей(IoT) можно назвать национальную стандартизацию компонентов этой технологии. При отсутствии единого  стандарта многие потенциальные потребители не рискуют начинать крупномасштабные проекты в этой области, так как очень высоки риски, что они выберут оборудование и программное обеспечение, которое не будет соответствовать будущему единому стандарту. Ведь различных и очень часто взаимоисключающих вариантов реализации этой технологии очень много. В первую очередь, это относиться к транспортным уровням и протоколам передачи данных.

По информации из СМИ мы знаем, что компания ВАВИОТ совместно с Фондом развития интернет-инициатив подали заявку в Росстандарт на стандартизацию отечественного протокола обмена данными в узкополосном спектре Narrow Band Fidelity (NBFI). NBFI сеть будет работать на частоте 868 МГц. Этот диапазон в России и Европе свободен и не требует специального лицензирования.

Весной 2017 года «Мегафон» совместно с Huawei и партнерами отчитался об успешном тестировании сети IoT, построенной на базе стандарта NarrowBand IoT (NB-IoT).  NB-IoT – международный стандарт сотовой связи для обмена данными в узкополосном спектре. Стандарт был специфицирован международным консорциумом 3GPP в 2016 году. Этот стандарт очень удобен для операторов сотовой связи: для запуска сети в эксплуатацию оператору надо будет лишь установить на базовые станции специальное программное обеспечение. NB-IoT-сеть может быть развернута как на оборудовании сотовых сетей LTE, так и отдельно, в том числе поверх GSM.

Летом 2016 года компания МТС совместно с Ericsson объявили о тестировании технологии Extended Coverage-GSM-IoT (EC-GSM-IoT), обеспечивающей работу М2М-устройств на уже существующих сетях МТС. EC-GSM-IoT разворачивается поверх сетей стандарта GSM.

Такое обилие стандартов является сдерживающим фактором для реализации крупных национальных проектов как коммерческими, так и государственными организациями. Разработка и принятие национальных стандартов в области Интернета вещей будет сильным подспорьем для активного внедрения этих технологий в нашей стране».

Сергей Дубовик («Техносерв»): Мы на этом рынке представлены в нескольких ипостасях. Первое – как поставщик отдельных устройств. Если мы говорим про видеокамеры – датчики, различный мониторинг в основном для безопасных городов. При этом безопасных и умных, потому что активно пытаемся продвигать в настоящее время и решения, связанные с управлением электричеством, например. Есть коммерчески доказанные эффективные кейсы о том, что это действительно экономически выгодно или оправдано. Отдельно пытаемся усиливать наши собственные решения и компетенции в плане ЖКХ-проектов, потому что, на мой взгляд, следующий логический, экономический шаг вообще развития бизнеса – автоматизация ЖКХ на уровне котельных, управления водоснабжением и так далее.

Второе наше направление – разработчик решений. Разработчик тех самых высокопроизводительных платформ, связь с Big Data и с другими отчетными системами, представление этих отчетов в правильном виде и так далее. Мы, естественно, выступаем и как инфраструктурный интегратор, и как интегратор программного обеспечения, завязки с ERP-системами. Например, у нас есть интересные проекты, связанные с финансовыми организациями, когда для контроля своих активов по выданным кредитам, по залоговым обязательствам финансовая компания может использовать элементы Интернета вещей на различных зернохранилищах, объектах передвижной техники - чтобы, если залог по всей стране, понимать, в каком состоянии сейчас находится залоговое имущество. И там, естественно, есть интеграция с ERP-системами, контроль остатков и другие возможности.

Большое количество проектов «Техносерв», активно затрагивающих тему IoT, связано с развивающейся по всем регионам России программой АПК «Безопасный город». «Безопасные города» не просто учитывают технологии IoT, а строятся на них. Например, в проекте по развитию систем «Безопасного города» в Вологодской области, который выполняет «Техносерв», идет развитие сети комплексного мониторинга окружающей среды, причем полностью на базе отечественных разработок. Системы телемониторинга параметров работы коммунальных систем на социальных объектах в Нижнем Тагиле – еще один пример IoT.

Сейчас датчик затопления – это громоздкое и весьма дорогое устройство, проходящее специальную метрологическую сертификацию. Если город подвержен риску затопления, то одно или несколько таких устройств необходимо разместить в зоне потенциального затопления, обеспечив основными и резервными каналами связи. Однако с технологией IoT можно разместить в зоне риска сотни маленьких, дешевых датчиков, каждый из которых может быть ненадежен. Показания, снимаемые с одного конкретного датчика, могут быть не достоверны, однако аналитика по совокупности их показаний даст четкую картину. Таким образом, мы говорим о том, что вместо того, чтобы обслуживать небольшое количество дорогих надежных датчиков, стоит разместить множество небольших устройств, объединенных аналитической системой. Именно такие внедрения уже делает «Техносерв» в проектах по программе АПК «Безопасный город».

В дополнение, во многих решения задействованы инструменты биометрического анализа «Техносерва». Мы видим применение биометрии и инструментов человеко-машинного взаимодействия как один из существенных элементов развития мира IoT. Естественное взаимодействие человека с миром датчиков, исполнительных механизмов и искусственного интеллекта - насущная потребность текущей фазы прогресса.

Кроме того, «Техносерв» в настоящее время проводит комплексное обследование в Русской Лесной Группе, по результатам которого будут подготовлены рекомендации по внедрению промышленного IoT в производственные процессы предприятий Группы, в том числе инвентаризации, сортировки и складской логистики, мониторинга оборудования и цепочек поставок.

Андрей Потапов («ЛАНИТ-Интеграция»): Компания «ЛАНИТ-Интеграция» активно использует технологии Интернета вещей в проектах по послепродажному обслуживанию.

Сергей Монин (Softline): Есть конкретные предложения решений, и есть конкретные проекты. Про «умные каски» было выше. Приходят заказчики, которые даже не думают в терминах «индустрии 4.0», но судя по запросам, хотят именно IoT. Скажем, владелец перерабатываюшего производства интересуется сбором и динамическим анализом данных потребления электроэнергии станками.

ICT-Online.ru: В целом, какими компетенциями, сотрудниками, сертификатами должен обладать системный интегратор, чтобы качественно и эффективно для заказчика реализовывать проекты IoT?

«Ростелеком» с 2016 года определил Интернет вещей и, прежде всего, индустриальный Интернет в качестве одного из направлений стратегического развития компании в горизонте 3-5 лет. Создан проектный офис индустриального Интернета, параллельно ведется разработка платформенных решений в этой сфере и тестирование технологий, в том числе партнерских, как внутри компании, так и при реализации пилотных проектов с ключевыми заказчиками. В настоящее время «Ростелеком» работает с проектами в сфере жилищно-коммунального хозяйства, энергетики, удаленного мониторинга высоконагруженных сложных технических устройств (например, в сфере генерации электроэнергии).

Рынок IoT в России, по последней оценке PWC, к 2025 году составит до 2,8 трлн. рублей в ключевых отраслях. «Ростелеком», который одним из первых стал развивать это направление в России, рассчитывает занять существенную долю этого рынка и получить дополнительный синергетический эффект от предоставления IoT-решений в комплексе с другими существующими услугами.

Кирилл Черный («Астерос»): Во-первых, необходимо глубокое понимание предметной области, то есть той сферы бизнеса, в рамках которой реализуется IoT-решение. Одно дело, если вы, допустим, с помощью Интернета вещей решаете логистические задачи по перевозке грузов, и совсем другое - автоматизируете производственные процессы на автомобильном заводе. Без этого невозможно реализовать эффективное решение. Во-вторых, вы должны знать, как строится базовая инфраструктура сбора разнородных «событий», так как полнота аккумулирования и адекватность обработки информации во многом обеспечивает качество решения в целом.

Алексей Ананьин («Борлас»): С технологической точки зрения, конечно, нужно иметь определенные компетенции в области работы с конечными устройствами – поставщиками данных, интеграционными и аналитическими  платформами для дальнейшей консолидации и анализа информации. Но самое главное -  глубокое понимание предметной сферы, бизнеса компании, существующих проблем и «узких мест». Только в этом случае можно разработать и предложить решение с понятным экономическим эффектом. Поэтому отраслевой опыт и экспертиза, на мой взгляд, играют важнейшую роль.

Максим Андреев (КРОК): Чтобы реализовать комплексный проект в рамках концепции IoT, необходимо обладать очень широким спектром специфических компетенций. Начиная с уровня работы с датчиками, продолжая умением работать с сетями (в том числе и нетривиальными), облаками, Big Data и завершая знаниями в области обработки приложений и Mobile device management.

Андрей Потапов («ЛАНИТ-Интеграция»): Прежде всего, необходимо глубокое понимание предметной области. Существует мнение, что Интернет вещей непосредственно связан с Big Data и огромным количеством данных, требующих постройки новых центров обработки данных. Однако данные записываются только при появлении устойчивого тренда к изменению и не занимают много места.

Решения в области IoT значительно меняют внутренние бизнес-процессы предприятий, что влечет за собой глобальную перестройку бизнеса. Необходимо быть готовым к этому.

Сергей Монин (Softline): Качественной реализации проектов в области IoT помогут опыт в системной интеграции, экспертиза в сетевых технологиях. Поскольку тема относительно новая, важна поддержка вендоров. Например, Softline недавно получил статус Advanced IoT Manufacturing Partner от Cisco по направлению Интернета вещей. Cisco предлагает так называемый референсный дизайн IoT-систем с применением своего оборудования, куда вошли лучшие практики реализации подобных проектов во всем мире.

ICT-Online.ru: Есть ли возможность интеграции IoT в рамках известных решений по автоматизации, документообороту, управлению бизнес-процессами, например, в системы SAP, Oracle, 1C и другие?

Пресс-служба компании «Ростелеком»: «Рынок IoT в России находится в стадии формирования. Есть набор решений, которые относятся к сфере IoT и уже находятся в коммерческой эксплуатации: M2M-решения для транспорта, сервисы «Умного дома». Большинство решений проходит тестирование в формате пилотных проектов. Спрос есть и будет нарастать в отраслях энергетики (решения для удаленного мониторинга энергетических объектов и сетей, удаленный сбор показаний с приборов учета), сельском хозяйстве (мониторинг техники и сельскохозяйственных угодий), промышленности (мониторинг и оптимизация производственных процессов) и, как уже отмечено выше, в транспорте и логистике, а также в сфере жилищно-коммунального хозяйства и, вообще, всей городской среды.

Один из ключевых факторов успеха при реализации решений IoT/IIoT - возможность защищенной работы с технологическими данными. Для этой работы интегратор должен иметь ЦОД, сертифицированный для размещения данных с соответствующим уровнем защиты. Вообще, принцип работы решений IoT выходит далеко за рамки интеграционных проектов, поскольку предполагает постоянный обмен и обработку данных сервис-провайдером. Поэтому, главное условие реализации таких проектов - создание экосистемы партнеров, которая обеспечит и ЦОД, и каналы связи, и разработку ПО и приложений, и интеграцию.

Интеграция IoT в рамках известных решений по автоматизации - это не возможность, а необходимость. Внедрение решения в сфере Интернета вещей и, прежде всего, индустриального Интернета возможно только при условии интеграции с существующими системами АСУ ТП, управленческой отчетности, поскольку все эти системы являются частью технологической цепочки предприятия. Главная трудность для интегратора - убедить заказчика в целесообразности и безопасности обработки его технологических данных. Внедрение дополнительных элементов в производственные цепочки также требует серьезной проработки с точки зрения соответствия требованиям информационной безопасности. Также необходимо отметить сложность расчета и прогнозирования экономических эффектов для принятия решения о внедрении».

Кирилл Черный («Астерос»): Конечно, в зависимости от области применения такая возможность или уже есть, или планируется к реализации. Так, аналитика, получаемая с помощью решений IoT, может стать основой для исходных данных продуктов по автоматизации. Кроме того, у компаний-разработчиков уже есть собственные решения по IoT, в рамках которых предусмотрена интеграция с перечисленными информационными системами.

Алексей Ананьин («Борлас»): Конечно, необходима интеграция данных от IoT-устройств в корпоративную ИТ-архитектуру, так как в отрыве от нее вряд ли сможем получить ощутимый эффект. На многих производствах современное оборудование изначально умеет собирать и передавать данные о своей работе, которые можно и нужно учитывать при управлении технологическими процессами. То есть интеграция тут в большей степени зависит от возможностей используемых АСУТП. Если мы говорим о верхнеуровневых приложениях – ERP, EPM, EAM, то информация в них, очевидно, должна поступать в готовом виде в соответствии с логикой работы этих систем.  Поэтому здесь требуется промежуточное решение для структурирования собранных данных, их агрегации, обработки и аналитики.

Максим Андреев (КРОК): При грамотном подходе возможно практически все. Думаю, что корпоративный Интернет вещей – прекрасная площадка для деятельности системного интегратора. Каждый ИТ-директор понимает, как важно «подружить» программное обеспечение и оборудование различных производителей, и без услуг системного интегратора здесь обойтись сложно.

Кстати, если рассматривать ситуацию в этом разрезе, то отсутствие единых стандартов в области Интернета вещей для нас как системного интегратора становится скорее преимуществом, нежели препятствием. Наша сила – в широкой экспертизе и возможности увеличивать пул облачных сервисов.

Сергей Дубовик («Техносерв»): Интегратор может объединить различных игроков, которые представляют точечные продукты, оборудование, сенсоры, сетевое решение. На мой взгляд, наша основная роль как интегрирующего звена – преодоление разноформатных данных. Это основная проблема и если по отдельности все решения существуют, то в случае законченного бизнес-процесса и законченного решения, понятного клиенту, без интегратора не обойтись.

Сергей Павлов (Artezio): Такая возможность, конечно, существует, и она будет использоваться разработчиками этих программных решений. Если мы говорим о существующих системах программной автоматизации, нужно понимать, что IoT – это, прежде всего, инфраструктура, устройства, которые участвуют в проекте автоматизации и могут быть объединены в сеть. Если мы хотим автоматизировать склад, нам будет мало использовать какой-то программный продукт с набором специальных датчиков. Нужно разработать полноценное решение, которое будет учитывать и особенности программной части, и специфику работы приборов. В области IoT пока нет массового индустриального стандарта, позволяющего быстро масштабировать использование технологий. Есть решения отдельных производителей, которые не всегда могут сочетаться друг с другом.

Андрей Потапов («ЛАНИТ-Интеграция»): IoT – это источник реальных данных для ERP-систем, систем продаж и послепродажного обслуживания, он напрямую не влияет на перечисленные системы. Ранее АСУТП имели функцию передачи данных, появление Интернета вещей усовершенствовало процесс, позволив предавать реальные данные глобально и быстро. Однако принципиальных изменений не произошло.

Безусловно, интеграция решений IoT изменяет бизнеc-процессы, как и внедрение любых других решений.

Сергей Монин (Softline): Да, все это есть. Это совершенно обычная история, когда заказчики просят интегрировать элементы IoT в информационную систему, которая управляет производственным процессом, либо в систему электронного документооборота.

ICT-Online.ru:  С какими трудностями сталкиваются системные интеграторы на пути реализации проектов в сфере IoT?

Кирилл Черный («Астерос»): На данный момент мы наблюдаем «технологический» разрыв между уровнем развития предприятий и потенциальными возможностями, что может дать применение IoT – они гораздо шире и разнообразнее, нежели запросы российского бизнеса. Если на Западе развитие промышленного Интернета вещей – это, в основном, эволюционный процесс, то для большинства отечественных предприятий он носит революционный характер. Кроме того, в текущих условиях часть сопутствующих систем не может сходу обеспечить исходные данные для решений IoT необходимого качества. Поэтому кроме внедрения самих IoT-систем требуется нормализовать их «окружение», а также обеспечить наличие специальных технических компетенций, которые у российских компаний пока еще не сформированы.

Алексей Ананьин («Борлас»): При всех преимуществах Интернета вещей стоит отметить, что эта технология весьма требовательна и к зрелости управленческих процессов, и к зрелости инфраструктуры, нужен квалифицированный персонал на местах. И это, пожалуй, серьезное ограничение для более быстрого распространения. В России также остаются ограничения с точки зрения телеком-инфраструктуры. Скажем, тем же аграриям нужна возможность передачи данных от объектов в полях, а стабильная мобильная связь там есть далеко не везде. Еще один вопрос – готовы ли компании работать с возросшим объемом данных, смогут ли они их хранить и обрабатывать, есть ли у них для этого вычислительные мощности, базы данных и приложения? Если необходимы вложения в ИТ-инфраструктуру, то это потребует пересмотра оценки возврата инвестиций от IoT-проекта.

Максим Андреев (КРОК): Пожалуй, наиболее частым препятствием являются пробелы в законодательстве. Однако здесь справедливо будет заметить, что в прошлом году произошли первые изменения в сторону упрощения регулирования. Например, создание поддерживаемой на государственном уровне дорожной карты развития Интернета вещей. В рамках этого проекта будут пересмотрены правила пользования частотными диапазонами.

Кроме того, стоит понимать, что большая часть технологий IoT до сих пор достаточно сырая. Такая ситуация, конечно же, требует очень больших трудозатрат со стороны системного интегратора.

Сергей Дубовик («Техносерв»): Если говорить о препятствиях на макроуровне развития Интернета вещей в России, то мне кажется, здесь скорее технологическая проблема: у нас, откровенно говоря, узкий диапазон частот, которые мы можем использовать для беспроводных технологий, которые у нас есть. Это основное общее ограничение, а дальше идут различные отраслевые – стандартизация, стек протоколов, которыми мы должны пользоваться. Ведь есть вертикальные срезы в виде отраслей и горизонтальный срез в виде технологий Интернета вещей. Сейчас мы видим попытку на уровне Минкомсвязи очертить жесткие границы.

Андрей Потапов («ЛАНИТ-Интеграция»): Основные трудности при реализации проектов в сфере IoT – отсутствие у заказчиков экспертизы и большое количество старой техники, что мешает получить первичные данные.

Сергей Монин (Softline): Первая проблема - непроработанная законодательная база, там есть противоречия, препятствующие внедрению IoT и элементов «индустрии 4.0». Вторая проблема больше техническая. Есть датчики, есть сети, по которым эти данные доставляются для хранения и/или обработки. Но аналитика разная, поэтому с точки зрения роста IoT как направления было бы полезно создать некую стандартную/универсальную платформу, которую можно было бы «заточить» под любого заказчика. Пока под заказчиков приходится делать индивидуальные проекты, это достаточно дорого.

ICT-Online.ru: Каковы перспективы Интернета вещей на рынке системной интеграции и в целом на рынке в России? Ваш прогноз на ближайшие несколько лет? Ваши планы по развитию этого направления?

Кирилл Черный («Астерос»): В первую очередь, необходимо, чтобы к IoT появилось доверие с точки зрения безопасности. Ведь наличие сервисов на базе Интернета вещей предполагает использование публичной облачной инфраструктуры, а к этому мало кто готов на текущий момент. С другой стороны, у игроков рынка зачастую возникают проблемы с развертыванием всей необходимой инфраструктуры на собственных мощностях. Вариантом решения этой непростой задачи может быть построение сервиса на базе стандартных, взаимозаменяемых компонент. Уверен, что дальнейшее развитие сервисов IoT будет определяться решением вопросов безопасности либо за счет технологий, либо появления неких отраслевых стандартизованных решений.

Алексей Ананьин («Борлас»): Очевидно, что Интернет вещей получит дальнейшее развитие в 2017 году в виде новых продуктов и проектов. Стоимость IoT-устройств снижается, их функциональные возможности растут. Пока, правда, остаются сложности со стандартизацией протоколов обмена данных разных устройств, но мировое ИТ-сообщество, уверен, рано или поздно решит эту проблему.

С точки зрения формирования рынка IoT-решений России предстоит пройти определённый путь. Отечественные интеграторы и разработчики только начали предлагать специализированные решения, но зрелого рынка еще нет. Как нет и четко сформулированного запроса от потенциального покупателя на необходимую функциональность. Компаниям необходимо время, чтобы созреть для восприятия Интернета вещей не как обсуждаемого технологического концепта, а как конкретного инструмента и набора решений именно для их бизнеса.

Максим Андреев (КРОК): Естественно, рынок IoT в России будет развиваться достаточно быстрыми темпами. Как уже упоминали выше, наиболее активно прибегать к этим технологиям будет ритейл, ЖКХ, промышленность, управление городской инфраструктурой.

Ближайшие несколько лет развитие IoT будет тесно связано с расширением областей использования Big Data и machine learning. Такой вектор развития позволит системам больше ориентироваться на формирование самостоятельных решений на базе комплексной аналитики, нежели прибегать к заранее прописанным сценариям.

Сергей Дубовик («Техносерв»): Основные драйверы роста – упрощение технологического цикла разработки устройств, которые позволяют подключить «нечто» (будь то станок, генератор, пациент), плюс удешевление элементной базы. Это, а также «зеленые» (энергоэффективные) микроконтроллеры плюс миниатюризация позволяют кардинально увеличить количество устройств, снимать большее количество параметров. А то, что принято называть BigData – обрабатывать сопутствующие увеличению числа сенсоров данные. Еще одним безусловным драйвером роста может явиться интерес к этой области на государственном уровне.

Я считаю, что мобильность устройств  – это ключевая вещь для бурного развития Интернета вещей, потому что возможности фиксированной сети мы в хорошем смысле уже «съели», и не потому, что мы достигли каких-то пределов, а скорее того уровня пользовательской комфортности, которая нам позволяет это сделать. У нас у всех есть какие-то элементы безопасного дома – датчики протечек и так далее. Мы уже умеем все в области сетей и питания, умеем решать классическими способами бизнес-задачи вокруг этого. А мобильность - это та самая новая ступенька, куда можно шагнуть.

Я бы хотел отметить, что с точки зрения элементной базы Интернета вещей, то есть тех самых устройств, российские предприятия совершенно точно будут не только конкурентоспособны, но и окажутся в передовых. Потому что такие элементарные базы уже есть, они соответствуют российским стандартам. Мы точно будем использовать свои собственные элементы.

Андрей Потапов («ЛАНИТ-Интеграция»): Нынешнее состояние рынка и перспективы развития Интернета вещей позволяют прогнозировать его многократный рост. Технология Интернета вещей предполагает быстрый и качественный обмен данными и их повторное использование. Совершить прорыв позволит эффект синергии от применения Интернета вещей вместе с другими технологиями.

Перспективной областью использования IIoT может стать производство деталей салона автомобиля (кресел, руля), максимально подходящих под индивидуальные особенности покупателя. Массовая реализация этого проекта станет возможной с развитием аддитивной технологии производства.

Компания «ЛАНИТ-Интеграция» учитывает мировые тенденции и планирует активно развивать направление IIOT.

Сергей Монин (Softline): IoT будет расти – это как раз тот случай, когда других сценариев развития просто нет. Увереннее всех на этом рынке будут себя чувствовать системные интеграторы, у которых есть экспертиза по устройствам, по сетям и по тому, как делать на основе всего этого готовое решение.

ICT-Online.ru: Большое спасибо всем участникам беседы!

Рубрики: Интернет

Ключевые слова: Softline, ЛАНИТ, КРОК, Техносерв, Астерос, Борлас, Интернет вещей, IoT