NFT-токены подрегулируют

Де­пута­ты Го­сударс­твен­ной Ду­мы Алек­сей Тка­чев и Вла­дис­лав Да­ван­ков внес­ли в Гос­ду­му за­коноп­роект, ко­торый пред­ла­гает за­коно­датель­но зак­ре­пить оп­ре­деле­ние NFT-то­кена, и приз­нать, что он яв­ляет­ся объ­ек­том ин­теллек­туаль­ной собс­твен­ности.

Законопроект № 126586-8 "О внесении изменений в статью 1225 части четвертой Гражданского кодекса РФ (в части расширения перечня охраняемых результатов интеллектуальной деятельности в виде невзаимозаменяемых токенов)" разработан для закрепления понятия "невзаимозаменяемый токен" в нормативно-правовом поле и защиты правообладателей таких токенов.

Как отмечают авторы законопроекта, в российском законодательстве не обозначен статус невзаимозаменяемых токенов (NFT-токены). Законопроект предлагает признавать NFT-токены как "невзаимозаменяемый токен уникального цифрового актива (изображений, видео или другого цифрового контента или актива) в виде невзаимозаменяемых данных, хранящихся в системе распределенного реестра (системе блокчейн)" и закрепить данный термин в статье 1225 ГК РФ. Таким образом, законодательство в сфере охраны интеллектуальной собственности будет применяться по отношению к NFT-токенам и позволит защитить их правообладателей.

"NFT-токены неверно относить к цифровым валютам, поскольку они являются цифровыми сертификатами на право собственности, то есть являются объектами интеллектуальной собственности, так как представляют собой результат интеллектуальной деятельности человека, - говорится в пояснительной записке к законопроекту. - С учетом технологических особенностей сети интернет, возникают вопросы надлежащей правовой защиты исключительных прав на создаваемые NFT-токены у правообладателей. В силу того, что NFT никак не урегулированы государством рынок NFT сталкивается с широким спектром проблем: от мошенничества и нарушения исключительных прав правообладателей до взломов криптокошельков".

Директор по развитию бизнеса компании "Системы распределенного реестра" (разработчик и оператор прикладных сервисов на блокчейн-платформе "Мастерчейн") Сергей Рябов отметил, что 2021 г. стал пиком популярности NFT в России. "Множество российских компаний (строительная компания ФСК, Эрмитаж, ФК "Спартак" и прочие) поучаствовали в выпусках и покупках NFT-токенов за рубежом - объем рынка со стороны российских пользователей составил около $100 млн. В 2022 г. ситуация начала несколько изменяться, прошел пик завышенных ожиданий по так называемой "кривой хайпа", и большая часть компаний сосредоточилась на том, как в условиях российского законодательства использовать этот инструмент. Законопроект внесен в неудачное время – в данный момент наблюдается явный спад рынка NFT. Предложенный проект не отвечает на вопросы о том, чем именно является NFT (объектом авторских или смежных прав) и какие правила к нему применяются (например, как осуществляется защита и оборот прав на NFT). До тех пор, пока в законе не появятся ответы на эти вопросы, определенность, стимулирующая развитие рынка NFT в России, не будет достигнута", - считает Сергей Рябов.

Президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей Матвеев рассказал, что в России NFT-токены популярностью не особенно пользуются, но используются как объект цифрового коллекционирования, как объект для продажи новых форм цифрового творчества.

"Неплохо работает выпуск NFT как маркетинговый ход ― пример выпуска токенов с цифровой копией произведений искусства Эрмитажем. В этом законопроекте нет никакой нужды, - полагает Сергей Матвеев. - Законодатель уже решил проблему токенов, в том числе и невзаимозаменяемых, еще в марте 2019 г., дополнив первую часть ГК РФ статьей 141.1 о цифровых правах. Собственно, она регулирует вопросы оборота всех видов токенов ― от криптовалют до погруженных в NFT произведений художественного творчества. Этого регулирования более чем достаточно. Кроме того, предлагаемая новелла противоречит базовым принципам системы интеллектуальных прав, принципам и нормам, заложенным в части 4 ГК РФ, и основополагающим конвенциям в сфере авторского и смежного права. Токен ― это всего лишь формат записи, формат хранения произведений. Такой же формат, как флешка или диск, как любой цифровой или материальный носитель. Оборот токенов, так же как других цифровых или материальных носителей, их продажа и покупка происходят как продажа и покупка вещи. А переход права на вещь не влечет перехода интеллектуальных прав. Это зафиксировано в статье 1227 ГК РФ. Поэтому сам по себе NFT как оболочка, как носитель не может быть охраняемым результатом от слова "совсем" ― это примерно как охранять бумагу, на которой напечатана книга. Охраняется то произведение, тот объект, который записан в оболочку токена. И нужно понимать, что для выпуска токена нужно согласие правообладателя. Выпуск самого токена ― техническая операция, не требующая творческого труда. Следовательно, и никаких интеллектуальных прав на токен возникнуть не может. А как на имущество, как на вещь - могут. Наконец, законопроект противоречит принципам технологической нейтральности: невозможно ставить представление или непредоставление правовой охраны в зависимость от того, был там использован распределенный реестр или нет".

Сергей Матвеев не сомневается, что данный законопроект - это готовый айсберг, который потопит "Титаник" системы интеллектуального права. "Еще раз подчеркну, что охраняется содержимое токена, если оно, конечно, является результатом интеллектуальной деятельности. Дополнительная охрана самого токена как результата интеллектуальной деятельности разрушит устойчивость гражданского оборота ― она вводит покупателей в заблуждение. Такие прецеденты, когда покупатель думал, что, купив токен с картиной, получил права на нее, уже были. Иски и крупные штрафы правообладателей ― вот итог таких хайпожорских законодательных инициатив", - уверен он.

Основатель KIP LegalTech, член Комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций Павел Катков отметил, что законопроект структурно и содержательно несложный и в этом смысле прост для понимания при рассмотрении. "Авторы документа просто добавляют новый объект правовой охраны в статью 1225 ГК РФ. Между тем надо понимать, что NFT это больше техническая форма, нежели новый объект, и его "невзаимозаменяемость" не делает его результатом интеллектуальной деятельности. Ранее, например, в этой же статье был другой объект технического характера, домен, но его, напротив, вывели из состава объектов правовой охраны. Впрочем, с тех пор прошло более 10 лет, и возможно, мнение законотворцев изменится. Кроме того, на него будет влиять возрастающее значение блокчейн-технологий и объектов, связанных с ним реестров и структур. Так что вероятность принятия данного ПФЗ сейчас выше, чем если бы он был предложен несколько лет назад", - полагает Павел Катков.

Аналитик ФГ "Финам" Леонид Делицын рассказал , что NFT переживают не самый веселый период своей истории, так что законодательное закрепление статуса в качестве "невзаимозаменяемого токена уникального цифрового актива в виде невзаимозаменяемых данных, хранящихся в системе распределенного реестра" внесет хоть какой-то позитив в удручающую картину.

"К примеру, торгуемый фонд (ETF) Defiance Digital Revolution, инвестирующий в NFT, с декабря потерял уже две трети стоимости. В России NFT-токены были восприняты как новая креативная инвестиционная идея. Пионером выпуска NFT-токенов стал КАМАЗ, который в прошлом году выпустил коллекцию карточек формы игроков автоспортивной команды. В конце года студия А.Лебедева запустила продажу логотипа года цифровизации Республики Татарстан. По сообщениям прессы, NFT-портрет президента республики, созданный казанской художницей в "медовой" текстуре, можно было приобрести за $2 тыс. в эфириумном эквиваленте. Основным фактором развития легального рынка токенов может стать только приток свежих средств, позволяющих приобретать такие произведения дорого. К примеру, в одной из стран Персидского залива, где денег достаточно много, насыпали остров и построили деловой квартал, а чтобы сделать жизнь ярче, построили музей. Для этого музея за $300 млн приобрели замечательную картину Гогена "Когда ты выйдешь замуж?" . Но если задать вопрос, когда такое произойдет в России, то можно лишь ответить, что когда будут насыпаны острова, а там построены деловые кварталы, то чтобы заманить туда посетителей, стоимость артефактов, которые там будут экспонироваться, тоже будут поражать воображение. Законодательная база должна быть готовой в случае наступления необходимости в ней. Чтобы не создалась ситуация, когда остров насыпан, музей построен, а написанный медом портрет нельзя легально купить", - подвел итог аналитик.

Юлия Мель­ни­кова

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование

Ключевые слова: регулирование, блокчейн