Директор департамента вычислительных систем компании INLINE Technologies Егор Волков: «Мы готовы предлагать заказчикам полностью импортонезависимую виртуальную инфраструктуру»

Сегодня технология виртуализация является основой большинства процессов цифровизации на предприятиях и в организациях. Об ее удобствах для конечных пользователей и поставщиков, о влияющих на ее спрос факторах, а также о существующих и перспективных направлениях виртуализации рассказал директор департамента вычислительных систем компании INLINE Technologies Егор Волков.

– Егор, виртуализация приобретает все большую популярность. Действительно ли это перспективно, в каких случаях реально помогает?

– Мне кажется, сейчас уже ни у кого не возникает вопроса о том, насколько популярна виртуализация. По большому счету, она полностью прижилась на рынке, давно рассматривается как стандартный способ формирования и распределения ИТ-ресурсов внутри информационной среды организаций и предприятий. И на текущий момент виртуализация может применяться к разным ресурсам – обработки и хранения данных, сетевым и так далее – а также на разных уровнях. Например, в отношении вычислительных ресурсов она реализуется на аппаратном уровне (LPAR, NPAR и др.), на уровне гипервизора или в виде контейнеров на уровне ОС.

Отмечу также, что важным аспектом применимости технологий виртуализации является наличие смежных решений, которые обеспечивают возможность формирования законченного стека технологий. Для традиционных решений виртуализации, таких как VMware и Hyper-V, подобные стеки уже выстроены, для сравнительно новых решений они по факту еще создаются. В части виртуализации вычислительных ресурсов на уровне гипервизора в такой стек включаются решения по мониторингу, резервному копированию и так далее. Кроме того, для обеспечения информационной безопасности работы виртуальных машин, гипервизора и соответствующих ИТ-процессов разработаны специализированные ИБ-средства с учетом требований отечественных регуляторов. Они обеспечивают доверенную загрузку серверов виртуализации, контроль целостности конфигураций и позволяют защитить виртуальную инфраструктуру от любых типов внешних и внутренних угроз: атак на отказ от обслуживания, неконтролируемого перемещения между виртуальными машинами, перехвата трафика хоста и других.

 

Директор департамента вычислительных системы компании INLINE Technologies Егор Волков

Директор департамента вычислительных систем компании INLINE Technologies Егор Волков

 

Сегодня методы виртуализации тех или иных объектов ИТ-инфраструктуры находятся на разных ступенях развития. Например, в части вычислительных ресурсов это уже состоявшаяся технология, используемая повсеместно, тогда как в области виртуализации сетей поиск оптимальных решений еще продолжается. В целом, на мой взгляд, виртуализация ИТ-ресурсов – это вполне логичная эволюция подходов к функционированию корпоративной информационной среды на протяжении последних 6–8 лет. Виртуальную инфраструктуру очень просто и удобно развивать, легко строить. Существует множество курсов по обучению этой технологии, а в Интернете присутствует большое количество справочной информации. Сейчас экзотикой скорее является невиртуализированная ИТ-инфраструктура.

Компания стала одним из первых в России партнеров HPE высшего уровня, которые могут предоставлять комплексные решения вендора по модели «все-как-услуга» (Everything-as-a-Service). Данная модель предполагает, что на площадке заказчика размещаются готовые системы, входящие в набор GreenLake, с оговоренным запасом по мощности и в любой конфигурации виртуальной среды, включая виртуальные машины, контейнеры, конвергентные системы и гибридные облака (см. новость раздела «Оборудование» от 20 апреля 2020 г.)

Будет ли эта технология развиваться дальше? Безусловно, да. Преимущественно потому, что лежащий в ее основе принцип отделения функциональной составляющей, то есть ИТ-сервиса, от его физического носителя удобен и выгоден заказчикам. Ведь при таком разделении прежде всего повышается качество, отказоустойчивость и доступность этого сервиса. Кроме того, заказчик получает возможность оптимизировать расходы на его модернизацию, которые, как правило, сводятся к затратам на обновление соответствующего ПО, а не к замене всей программно-аппаратной конфигурации. Таким образом, на уровень виртуализации ПО отчасти переносится развитие инфраструктурной функциональности, что упрощает эксплуатацию и не привязывает заказчика к конкретным аппаратным решениям. Наконец, это позволяет минимизировать риски возникновения точки отказа в ИТ-инфраструктуре. Например, в случае снятия с производства той или иной модели серверного оборудования и прекращения поддержки вендора можно не отказываться от устаревших вычислительных систем, а использовать их под не самые критичные сервисы.

Немаловажно и то, что практически все ведущие мировые вендоры, включая изготовителей оборудования телефонии, ВКС, систем безопасности, сегодня нацеливают свои решения и продукты на использование прежде всего в виртуальной среде. Ведь в этом случае производитель отвечает лишь за качество и функциональные характеристики сервиса, который обеспечивает это ПО. И такая ситуация для него гораздо менее обременительна в части поддержки, чем предоставление гарантии, в том числе на оборудование в большинстве случаев стороннего производителя.

Какие клиенты больше всего заинтересованы в виртуализации и почему? Изменилось ли это в ходе пандемии?

– В общем случае, чем больше и сложнее инфраструктура, тем выше и потребность в виртуализации. Например, для наших клиентов, а это в основном средние и крупные организации, имеющие распределенную инфраструктуру, интерес к решениям виртуализации является вполне устойчивым. И независимо от отрасли ИТ-специалисты по большому счету ориентируются на продукцию одних и тех же производителей и формулируют к системам виртуализации сходные требования.

Различия в уровне спроса если и существуют, то связаны с тем, что требования по виртуализации в первую очередь предъявляются не к ИТ-инфраструктуре, а к сервисам, которые предоставляются на ее базе. И здесь имеет значение, какие сервисы преобладают в организации, какие не используются. Именно это определяет, какие параметры функционирования должны быть у системы виртуализации.

И здесь можно говорить о том, что пандемия прежде всего повлияла на всплеск интереса к прикладным решениям виртуализации, которые позволяли бы с минимальными изменениями в аппаратной части сформировать смешанную, локально-удаленную ИТ-среду для массового перевода сотрудников на работу из дома. Одним из самых простых и эффективных в этих условиях оказалось использование виртуальных машин для создания удаленных рабочих мест (VDI). У нас в минувшем году было много запросов на внедрение этой инфраструктуры. Примечательно, что те из наших заказчиков, кто и до коронавируса сформировал у себя заделы в области VDI, смогли быстро и без особых трудностей перенастроить корпоративные сервисы на новый режим работы. Тем самым им удалось исключить риски издержек от возможных простоев и обеспечить непрерывность своей деятельности.

О том, какие факторы повлияли на рост интереса к решениям VDI, насколько разносторонним сегодня может быть подход к их использованию, а также о дальнейшем развитии технологии, рассказал руководитель отдела технической поддержки продаж компании INLINE Technologies Егор Волков (см. интервью раздела «INLINE Technologies» от 25 февраля 2021 г.).

Безусловно, здесь же надо отметить и массовый спрос на программные решения ВКС. Во время пандемии резко увеличилось количество сессий голосовой и видеосвязи, а для этого понадобилось больше ресурсов. Применение сервисов ВКС позволило организациям во многих случаях использовать виртуальные ресурсы на базе существующих вычислительных мощностей, отданных под использование сеансов видео-конференц-связи.

Какие технологии и решения, связанные с виртуализацией, вы оцениваете как наиболее популярные сейчас и почему?

– Самой популярной, конечно, является виртуализация на уровне гипервизора. И здесь снова отмечу VDI как одно из наиболее универсальных решений на основе данной технологии. Оно позволяет восполнить нехватку ресурсов за счет оптимального перераспределения под самые разные задачи. Один из наиболее распространенных примеров – виртуализация графики, которая сегодня очень востребована в промышленности, медиасегменте, других отраслях. Если в организации или на предприятии используются выделенные графические станции, то их аппаратное обеспечение довольно быстро устаревает, поскольку перестает удовлетворять требованиям по производительности. Обновление же и видеокарт, и самих системных блоков обходится очень дорого. Однако в виртуальной среде при помощи простых настроек VDI-профиля пользователя нехватку ресурсов удастся компенсировать за счет разделения и перераспределения существующих вычислительных мощностей в ЦОД. Таким образом, можно сформировать набор параметров графической станции, оптимальный с точки зрения производительности и стоимости задействованного ресурса.

На У-УАЗ были собраны работающие на аккумуляторах ударопрочные перекатные стойки, на которые установили «тонкие клиенты», подключаемые к инфраструктуре VDI и позволяющие использовать платформу для виртуализации графики NVIDIA GRID. В результате получились мощные мобильные графические станции, обеспечивающие доведение 3D-моделей в цифровом виде непосредственно до рабочих мест в любой точке цеха сборки изделий (см. новость раздела «Интеграция», 10 июля 2018 г.).

Кроме того, с помощью виртуализации на уровне гипервизора можно обеспечить необходимые мощности для ускорения вычислений. Здесь уже виртуализируются ресурсы специализированных карт для переноса на них расчетов с основных процессоров. Данный способ часто применяется в сервисах видеоаналитики или при обработке больших объемов потокового видеоконтента.

И отмечу тут важный тренд. В последнее время мы наблюдаем со стороны многих наших заказчиков в разных отраслях нарастающий спрос на разнообразные платформы виртуализации, которые не подпадают под жесткие санкционные ограничения. В данных условиях организации не могут ни обновлять, ни продлевать поддержку продуктов мировых лидеров квадранта Gartner в области виртуализации. А при том, что сервисы этих организаций уже прочно завязаны на работу в виртуальной инфраструктуре и полностью ее заменить просто физически невозможно, заказчики стремятся найти альтернативы зарубежным платформам, на которых их сервисы продолжали бы работать так же надежно и эффективно. Соответственно, требуется и настройка этой платформы.

Но ИТ-рынок к этому оказался не готов – во многом из-за наивных, как выяснилось, представлений о том, что ведущим ИТ-вендорам работать в России не запретят. Да, в Реестре отечественного ПО есть решения по виртуализации, в основном построенные на базе Open Source. Но инженеров, умеющих с ними работать, категорически не хватает, в отличие от переизбытка специалистов по VMware, Hyper-V или Citrix. В результате при попытках самостоятельно использовать такое ПО заказчики сталкиваются и с определенной незрелостью многих из этих продуктов, и с отсутствием смежных решений, позволяющих сформировать законченный инфраструктурный стек. Все это приводит к росту рисков и операционных расходов на импортозаместительную перестройку ИТ-инфраструктуры.

В этих условиях существенно возрастает роль тех системных интеграторов, которые способны внедрять и сопровождать подобные решения. Но и требования к такой деятельности гораздо выше.

Что предлагает ваша компания в этом направлении? Как давно такие предложения появились? Решения, технологические партнеры, компетенции сотрудников.

– Мы, будучи мультивендорной компанией, не делаем ставку на продвижение того или иного производителя. Однако всегда нацелены на то, чтобы сформировать для заказчика оптимальный вариант решения его задач с учетом всех ограничений и дополнительных условий.

Так, мы в последнее время активно взаимодействуем с компанией «Росплатформа». Ее система виртуализации включена в Реестр российского ПО и объединяет средства серверной виртуализации и распределенного хранилища данных. На основе этого продукта в лаборатории INLINE Technologies развернут стенд виртуализации с разным серверным оборудованием. По нашим оценкам, ПО «Росплатформа» обладает достаточно развитой функциональностью, одинаково хорошо ведет себя и на российских, и на зарубежных серверах и в целом позволяет закрыть потребности заказчика как текущие, так и на обозримую перспективу. Отмечу также, что производитель обеспечивает ее полноценную поддержку и развитие. Для нас это важно с точки зрения уровня качества, который мы можем гарантировать своим заказчикам.

Соответственно, у нас уже наработан опыт по формированию универсальной платформы виртуализации, которая может работать на любом «железе», будь то российское или зарубежное. Так, с помощью «Росплатформы» мы можем предлагать нашим заказчикам полностью импортонезависимую виртуальную инфраструктуру с использованием отечественных сертифицированных серверов и СХД, сетевых устройств, входящих в Реестр телекоммуникационного оборудования российского происхождения, и российского программного обеспечения, например «МойОфис». Возможности стенда позволяют тестировать в ней любые ИТ-сервисы клиента, проводить экспертизу по их интеграции с другими службами и системами, сравнивать параметры производительности, организовывать нагрузочное тестирование.

Кроме того, у нас сейчас функционирует демостенд с установленным виртуализатором H3C CAS. Это решение китайского производства также позволяет реализовать высокопроизводительную виртуальную среду на различном оборудовании, и его возможности мы сейчас исследуем для наших заказчиков. Например, анализируем, как на этой платформе ведет себя отечественное прикладное ПО. В принципе, можем протестировать российские программы поверх любой зарубежной платформы виртуализации, включая решения на OpenSource.

Для работы со всеми этими продуктами мы активно наращиваем новые компетенции, уже подготовили штат инженеров, тестировщиков, специалистов службы поддержки. И это дает нам возможность в экспериментальном режиме проводить сопряжение различных платформ виртуализации, проверять различные параметры их совместного функционирования, добиваясь стабильной работы развернутых на них приложений. Мы можем, в том числе, подгрузить сервисы клиента в ту или иную виртуальную среду и сравнить их производительность с работой в среде VMware, Hyper-V, Nutanix и других.

Расскажите о проектах вашей компании, в которых применялись технологии виртуализации. С какими задачами помогают справиться эти технологии?

Проект по мультимедийному оснащению нового офиса не первый, который INLINE Technologies выполнила для «Гражданских самолетов Сухого». Ранее компания создала в ГСС систему унифицированных коммуникаций и модернизировала подсистему хранения данных под технологию VDI (Virtual Desktop Infrastructure) (см. новость раздела «Интеграция» от 18 июля 2019 г.).

– Тут, пожалуй, придется перечислить чуть ли не весь список активностей за последнее десятилетие, поскольку виртуализация является неотъемлемой составляющей любого проекта, где мы применяем вычислительную инфраструктуру: это и VDI, и терминальные рабочие места, и распределенное хранение данных, и периферийные вычисления. Более того, мы ориентируемся на использование виртуальной инфраструктуры не только в сложных, масштабных проектах, но и в относительно простых – например, в тех, что связаны с решениями IP-телефонии, видео-конференц-связи или видеонаблюдения. Даже контакт-центры для финансовых организаций, операторов связи мы сегодня реализуем в виде внутрикорпоративных облачных сервисов, которые позволяют в интерактивном режиме обрабатывать обращения и запросы, поступающие по любым каналам связи.

Кстати, и при развитии самих сетей передачи данных тоже уже не обходимся без технологий внешней и внутренней виртуализации, от VLAN до облачных сетей и сетевых фабрик. Например, в прошлом году на основе технологии программно определяемых сетей (SD-WAN) осуществили перестройку технологической инфраструктуры телеканала ОТР для задач цифрового вещания на всей территории РФ. Реализуем и другие аналогичные проекты в медиасегменте.

INLINE Technologies предложила решение на базе технологии программно определяемых сетей (SD-WAN) на базе оборудования Fortinet. Компания, в том числе, полностью спроектировала решение, а также организовала его тестирование и пилотную эксплуатацию контрольных сегментов. В результате в телекомпании создана защищенная сетевая инфраструктура для 79 региональных передающих центров (см. новость раздела «Интеграция» от 23 марта 2020 г.).

В части виртуализации особняком стоят разве что проекты в области информационной безопасности, поскольку здесь приоритетными являются ограничения ФСТЭК России и других регуляторов, порой весьма жесткие. Так, если требуется, чтобы средства управления корпоративной ИБ размещались на физически выделенном автоматизированном рабочем месте, то сделать подобный комплекс частью виртуализированной среды практически невозможно. Впрочем, при отсутствии жестких ограничений мы и здесь, если удается, задействуем средства виртуализации. Например, можем развернуть в виртуальной среде межсетевые экраны, так чтобы их модернизация сводилась к простому обновлению соответствующего ПО. Проработкой этих и других вариантов у нас занимается выделенное подразделение ИБ-консалтинга.

Какие интересные интеграторам пути развития технологий виртуализации можно ожидать?

– На мой взгляд, одно из основных направлений, по которому эволюционирует представление ИТ-услуг, – это гиперконвергенция. В этом случае в единой среде виртуализируются уже не какие-то отдельные вычислительные платформы, СХД или телекоммуникационные устройства, а все ресурсы ИТ-инфраструктуры. Сегодня мы видим заметный рост интереса к этой теме со стороны наших заказчиков.

Дело в том, что современные корпоративные ИТ-сервисы становятся все более многофункциональными. Кроме того, растет и количество этих сервисов. Поэтому с помощью существующих инструментов все труднее осуществлять их поддержку и развитие. Между тем в гиперконвергентной инфраструктуре зачастую становится проще управлять и предоставлять сложные ИТ-услуги, а также обеспечивать их конфигурирование и масштабирование. Это относится, например, к терминальным рабочим средам, VDI, бизнес-аналитике, распределенным вычислениям, к различным средам разработки и облачным услугам.

Со своей стороны мы, как интегратор, стремимся искать точки роста, отталкиваясь от потребностей наших заказчиков. И если задачи, с которыми сталкивается организация при определенном уровне зрелости своей ИТ-инфраструктуры, могут быть эффективно решены в гиперконвергентной среде, мы готовы предложить услуги и в этой области. Возможности нашей универсальной платформы виртуализации на базе «Росплатформы» вполне позволяют это делать.

Какие перспективы применения виртуализации в проектах системных интеграторов вы видите? В какие новые сферы деятельности интеграторов она может прийти и как их изменит?

– Что касается ближайшего будущего, то выделю два направления, о которых упоминал. Первое – это технология виртуальных рабочих мест, которая, на мой взгляд, на волне пандемии переживает новый виток популярности. Прежде всего это обусловлено тем, что в постковидную эпоху корпоративная ИТ-инфраструктура все больше становится одновременно и локальной, и удаленной. И пока на рынке не видно никакой альтернативы VDI, которая позволяла бы пользователям работать в этой смешанной среде настолько же безопасно и просто. Так что здесь для системных интеграторов открывается весьма широкое поле возможностей.

И второе перспективное направление, во всяком случае, в России – это импортозамещение, в том числе и в области виртуализации. Повторюсь, это очень сложный путь, поскольку на рынке есть интересные продукты, но экспертизы по ним крайне мало. Тем не менее, мы готовы нашим заказчикам в госсекторе, промышленности, медиа и других отраслях оказывать всестороннее содействие в этой сфере – например, в части формирования импортозамещенных стеков под разные классы задач, а также стеков со сниженными санкционными рисками.

Что же касается более отдаленных перспектив, то сейчас непросто предугадать, как именно будет развиваться рынок программно определяемых инфраструктурных решений. Но в любом случае это приведет к дальнейшему снижению привязки корпоративных ИТ-сервисов к аппаратной основе. А значит, заказчики будут и далее сокращать свои затраты на используемое «железо», но при этом предъявлять все больше требований к качеству средств виртуализации.

Например, можно допустить, что процесс формирования базовой ИТ-инфраструктуры будет все больше развиваться в сторону полностью конвергентных решений – так, что со временем организациям в составе единого технологического модуля будет поставляться и оборудование, и ПО, и инфраструктурные сервисы, и какие-либо опции по обслуживанию. Соответственно, заказчики уже не будут, как сейчас, приобретать по отдельности наборы оборудования, софт, услуги, но станут получать типовое ИТ-решение «все-в-одном» от какого-либо глобального облачного поставщика. Но даже в этой ситуации заказчикам все равно понадобятся услуги специализированной компании, которая сможет развернуть и настроить в этой трижды виртуальной среде прикладные программные продукты и сервисы, проведет их экспертизу, а также возьмет на себя обязательства по сопровождению и обеспечению требуемого уровня качества этих сервисов в рамках SLA.

Так что, на мой взгляд, в какую бы сторону ни пошло развитие технологий и подходов к виртуализации, неизменной останется роль системного интегратора как главного эксперта в сфере ИТ, вникающего во все аспекты повседневной деятельности заказчика и способного использовать любой ИТ-продукт и технологию для удовлетворения его потребностей. И также будут востребованы услуги профессионалов, способных на основе своей компетенции и опыта оказывать полный набор услуг по обеспечению надежной работы информационной инфраструктуры и систем на протяжении всего жизненного цикла.

Большое спасибо за беседу!

Рубрики: Интеграция

Ключевые слова: виртуализация, ИТ инфраструктура, INLINE Technologies