В «Цифровую экономику» впишут борьбу с дипфейками и адаптивный контент

Правительственная комиссия утвердила дорожную карту развития новых интернет-технологий. Среди ожидаемых целей от реализации — борьба с дипфейками. Власти уже называли такие подделки «новой угрозой» и «очень страшной штукой».

К 2024 году точность отечественных решений по выявлению сгенерированного и выдаваемого за реальный контента (так называемые дипфейки), а также инфоповодов, распространяемых ботами, должна достичь 70%. Такой целевой показатель содержится в дорожной карте «Новые коммуникационные интернет-технологии», которую, как сообщило во вторник, 27 июля Минцифры, утвердила правительственная комиссия по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности. Копия дорожной карты есть у РБК, ее подлинность подтвердил представитель министерства.

Дипфейки (от англ. deepfakes) — синтезированное с помощью искусственного интеллекта и нейросетей видеоизображение, в результате чего получается поддельное видео, внешне неотличимое от настоящего. Такими же методами можно синтезировать голос человека.



Среди других целевых показателей дорожной карты к 2024 году также указан рост российской аудитории видеосервисов до 96 млн пользователей (с 63 млн в 2020-м), увеличение аудиторий комплексных коммуникационных платформ — до 108 млн (с 74 млн) и отечественных облачных игровых платформ — до 2,31 млн (с 0,18 млн). При этом указано, что в 2021 году точность выявления deepfakes и распространяемых ботами контента должна составлять 55%, более ранние показатели в документе не приведены.

Документ также предполагает развитие различных сервисов, в том числе:

  • рекомендательных сервисов, основанных на прогнозах поведения пользователей, исходя из наколенной информации об интересах и вкусах других пользователей;
  • сервисов интеллектуального анализа видеопотока на всем потоке данных и систем выявления цепочек распространения инфоповодов и идентификации инфоповодов, распространяемых ботами;
  • сервисов подбора собеседников по интересам, потребностям в соцсетях и др.
  • программного комплекса автоматического формирования титров для аудиовизуального контента, включая платформу распознавания речи и перевода в текст;
  • сервиса по выявлению нарушений прав граждан в интернете на основе автоматического анализа коммуникационных сред (соцсетей, мессенджеров, многопользовательских игр);
  • сервисов динамической адаптации элементов контента в режиме реального времени (выбор внешности актеров и т.д.) на основе пользовательских настроек и/или адаптации видео под новый текст, генерации персонажа с повторением крупной и мелкой моторики и мимики;
  • сервисов генерации комплексного развлекательного контента на базе вводных от автора (генерация видео-фильма на базе сценария) и/или генерации и автоматизации генерации комплексного контента на базе персонального профиля потребителя с минимальным участием автора и др.


В документе говорится, что проекты будут финансироваться за счет грантов Фонда содействия инновациям и внебюджетных источников, но размер необходимой суммы не приводится. Однако часть проектов дорожной карты совпадают с теми, которые эта же правительственная комиссия утвердила в середине 2020 года, как приоритетные для господдержки. Тогда предполагалось, что на их поддержку в 2020–2024 годах Российский фонд развития информационных технологий (РФРИТ), Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (ФСИ) и фонд «Сколково» должны будут распределить 46,3 млрд руб. в виде грантов.

Зачем бороться с фейками

В сообщении Минцифры отмечается, что дорожную карту разработал «Ростелеком» при участии АНО «Диалог», которая занимается мониторингом и анализом эффективности обратной связи власти с жителями по всей стране (гендиректор АНО — Алексей Гореславский, до этого занимавший пост замначальника кремлевского управления по общественным проектам). В середине июня «Диалог» подготовил доклад с анализом зарубежных практик защиты прав человека в цифровом пространстве и рекомендациям о том, что необходимо учитывать при регулировании Сети. В нем отмечалось, что такие цифровые угрозы, как кибермошенничество, различные формы кибернасилия (буллинг — постоянные унижения, сталкинг — преследование человека в Сети, доксинг — разглашение персональных данных или переписки без согласия второй стороны), распространение дезинформации, экстремистской риторики и панических настроений, могут привести к значительным негативным последствиям и в офлайне. При этом «необходимость противодействия распространению дезинформации, особенно в условиях катастрофы или пандемии» АНО называла одним из наиболее популярных обоснований необходимости расширения интернет-регулирования.

Об опасности дипфейков говорили разные представители власти. Например, в мае пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал их «новой угрозой» и «очень страшной штукой». «Вот я стою, и вместо меня на компьютере можно вставить другую голову, другой голос. Если все это оказывается в руках и головах других ребят, вы представляете, сколько они могут наделать вреда? И отличить это будет очень и очень сложно», — указывал Песков.

В начале этого года МВД объявило тендер по выбору подрядчика в проект «Верблюд», целью которого станет разработка технологии для выявления дипфейков. Победителем стало московское АО «Научно-промышленная компания «Высокие технологии и стратегические системы». Технология должна быть разработана к ноябрю 2022 года.

РБК направил запрос в «Ростелеком» и АНО «Диалог».

Анна Балашова

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование, Инновации

Ключевые слова: регулирование, Цифровая экономика