Северный конец: что будет со связью без Nokia и Ericsson

Финская Nokia и шведская Ericsson на этой неделе практически одновременно объявили об окончательном уходе с российского рынка. Представительства обеих компаний закрываются, а несколько сотен сотрудников, работавших там, уволены. Для российского рынка телекоммуникаций это означает потерю крупных поставщиков оборудования, до сего дня обеспечивавших около четверти потребностей индустрии. Тем не менее в ближайшем будущем сотовая связь и интернет в России не исчезнут и вряд ли сильно подорожают — оборудование уже закуплено. В будущем, впрочем, российским компаниям придется слишком сильно полагаться на китайских поставщиков, отмечают опрошенные «Известиями» эксперты.

Что изменится для россиян с уходом Nokia и Ericsson

Еще в феврале Ericsson объявила о полном прекращении поставок российским клиентам. В апреле было принято решение о приостановке бизнеса компании в РФ на неопределенный срок, но речь шла скорее о заморозке деятельности. И только сейчас было заявлено о постепенном сворачивании всех операций в стране. Nokia, которая с такими заявлениями не торопилась, на сей раз заявила о полном прекращении активности в России до конца 2022 года.

Уход корпораций означает сокращение 2 тыс. сотрудников в Nokia и около 400 — в Ericsson. В масштабах российской экономики это не очень много. В Минпромторге заявили, что большинство сотрудников обеих корпораций уже нашли себе новую работу.

Для потребителей также мало что изменится — в эпоху смартфонов обе компании, ранее известные своей потребительской техникой, работают в основном в секторе B2B. Здесь они являются ключевыми поставщиками телекоммуникационного оборудования по всему миру, в том числе и в России, где европейские производители всегда были на хорошем счету.

Что будет с сотовой связью и интернетом

Стоит отметить, что официально санкций против всего российского телекоммуникационного рынка не вводилось. Европейцам запрещено лишь поставлять продукцию для компаний с более чем 50-процентным госучастием. Таким образом, решение шведами и финнами было принято самостоятельно, хотя нельзя исключить и давление со стороны политического руководства государств.

С Nokia и Ericsson работали многие крупные российские операторы сотовой связи и интернет-провайдеры. На Ericsson в особенности полагались такие корпорации, как МТС (для которой Ericsson апгрейдила сети до 5G) и Tele2. Другие ведущие операторы в меньшей степени были связаны с поставщикам оборудования из северных стран. При этом Nokia подчеркивает, что собирается обеспечить поддержку оборудования, которое уже установлено.

Значит ли это, что уход корпораций станет тяжелым ударом для нашей телекоммуникационной системы? Услуги связи в России являются одними из самых передовых: обеспечено очень хорошее покрытие огромных территорий, при этом стоимость мобильной связи и интернета — одна из самых низких во всем мире. Нынешняя конфронтация подвергает российскую телекоммуникационную сферу довольно серьезным испытаниям. В то же время потеря такого рынка, как российский, для самих компаний может быть весьма ощутимой.

По словам аналитика «Финама» Леонида Делицына, уходящие производители занимали около четверти рынка. Исходя из того что Ericsson оценивает величину потери выручки в $130 млн и эту выручку приносили несколько операторов, для каждого из них цена вопроса будет не очень критична.

— Однако сохранение европейских поставщиков было важным с точки зрения диверсификации, без них у китайских партнеров значительно возрастет рыночная сила, — считает Делицын.

При этом российские операторы в последние годы стремились диверсифицировать источники поставок и доля европейских компаний падала, отмечает эксперт. Тем не менее европейская альтернатива требовалась, чтобы не попасть в полную зависимость от китайских поставщиков.

По словам ведущего аналитика Mobile Research Group Эльдара Муртазина, это не самые крупные игроки на российском рынке.

— Но самое главное, что еще до марта было принято решение, что с 1 января 2023 года должны ставить исключительно российские базовые станции 4G. Исходя из этого, Nokia и Ericsson не могли продавать свое оборудование. Это была патовая ситуация. Nokia пыталась адаптировать оборудование, но в итоге решила уйти.

Он добавил, что проблемы с технической поддержкой не должны быть слишком острыми.

— В данный момент всё оборудование работает и будет работать на протяжении 4–6 лет. Незаменимыми эти компании не являются, китайские компании могут заменить весь спектр, что и происходит, но нам нужно российское оборудование. Операторский бизнес строится на том, что оборудование закупается на длительные периоды времени. Соответственно, до конца года той техники, которая в стране уже есть, хватит для всего. Если посмотреть на новости операторов, то они улучшают покрытие, развивают сеть, ставят новые базовые станции, то есть всё необходимое для работы у них есть.

Как изменятся цены на услуги связи

Уход крупных игроков в теории может вызвать некоторое повышение цен и, возможно, потерю качества связи — если не из-за дефицита техники, то из-за снижения конкуренции. По словам гендиректора Telecom Daily Дениса Кускова, в ближайшие два года говорить об этом не стоит, но в дальнейшем базовые станции начнут выходить из строя.

— Если у нас не появится своего собственного оборудования, то это скажется на снижении качества связи как минимум, а потом и на росте стоимости.

Леонид Делицын отмечает, что из высказываний самих операторов следует, что в течение года заметных проблем не будет. За это время предстоит найти новые решения.

— Выручку российского рынка связи оценивают в 1,73 трлн рублей в 2020 году. Ericsson оценивает свои потери в $130 млн в квартал. Пусть альтернативное оборудование обойдется операторам вдвое дороже, тогда им придется заплатить на 31 млрд рублей больше. Это то, что платят потребители. Если издержки будут переложены на абонентов, то услуги связи подорожают для них менее чем на 2% — на 1,8%.

Он добавил, что при текущей средней выручке на пользователя в 392 рубля каждому придется заплатить на 7 рублей в месяц больше, но качество снизиться не должно.

— Ericsson замечает, что попробует компенсировать потери на российском рынке за счет китайского, но это непросто, потому что местные производители достигли больших успехов. То есть на китайском рынке уникальной позиции у Ericsson нет, и качественная связь без нее возможна. Соответственно, снижения качества ожидать не следует и в России, — заявил собеседник «Известий».

По словам Муртазина, рост стоимости услуг маловероятен, так же как и снижение качества, во всяком случае, в краткосрочной перспективе.

— Долгосрочная деградация также сомнительна, — полагает он. — Что касается роста цен, то он, скорее, будет связан с общей инфляцией и ситуацией на уровне оборудования во всем мире. Российская специфика тут вряд ли сыграет сколько-нибудь значительную роль. Как ни странно, но наш телеком более устойчив, чем, например, европейский, где проблемы с инфляцией сейчас стоят даже более остро.

Дмитрий Мигунов

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Мобильная связь, Оборудование

Ключевые слова: Ericsson, Nokia, телекоммуникационное оборудование, Новости Спецоперация на Украине, Санкции в ИТ сфере