Десятина в пользу трансформации

Рос­сий­ские ком­па­нии ин­вести­ру­ют в циф­ро­вую тран­сфор­ма­цию от 3% до 10% от го­довой вы­руч­ки. При этом, 80% оп­ро­шен­ных ком­па­ний на­ходят­ся в про­цес­се реа­ли­зации стра­тегии циф­ро­вой тран­сфор­ма­ции или от­дель­ных циф­ро­вых про­ек­тов. Клю­чевые пре­пятс­твия для циф­ро­вой тран­сфор­ма­ции – нех­ватка ком­пе­тен­ций и соп­ро­тив­ле­ние из­ме­нени­ям. Та­кие дан­ные при­водит ком­па­ния KMDA по ре­зуль­та­там ис­сле­дова­ния, про­веден­но­го при под­дер­жке ком­па­нии Microsoft.

Компания KMDA при поддержке Microsoft представила аналитический отчет по результатам исследования, посвященного анализу цифровой трансформации российского бизнеса. Задача исследования заключалась в анализе процессов трансформации, происходящие в российских компаниях, а также в оценке вектора и динамики изменений. В рамках исследования были опрошены более 700 представителей российских компаний из 27 отраслей.

Исследование показало, что за последние 2 года тема цифровой трансформации стала стратегической повесткой большинства компаний в России. На 19% больше компаний, чем в 2018 году, ответили, что уже запустили процесс цифровой трансформации и перешли от изучения возможностей к практическим шагам. Качественно изменилось отношение к цифровой трансформации – в 2 раза больше компаний, чем в 2018 году, подходят к вопросу системно и осуществляют преобразования в рамках специально разработанной стратегии. Так ответили почти половина (49%) опрошенных. По данным исследования, 64% респондентов считают цифровую трансформацию необходимым процессом для устойчивого развития в условиях современных вызовов. Лидерами по цифровизации традиционно являются сферы ИТ и разработки ПО, финансовый сектор и телеком. Отрасли, которые показали рывок в развитии за последние 2 года: нефть и газ, ретейл, госуслуги, ЖКХ. Наименее цифровизированными, по мнению респондентов, остаются компании агропромышленного сектора, автобизнеса и индустрии развлечений.

По данным исследования в России наблюдается положительная динамика цифровой трансформации по сравнению с результатами 2018 года. 80% опрошенных компаний находятся в процессе реализации стратегии цифровой трансформации или отдельных цифровых проектов, что на 19% больше, чем в 2018 году. Размер бюджета российских компаний на цифровую трансформацию варьируется от 3 до 10% годовой выручки. Срок окупаемости инвестиций в цифровую трансформацию зависит от размера компании и может составлять от 1 года до 5 лет. В среднем стратегия трансформации рассчитана на 2–3 года реализации всей массы заложенных в нее проектных инициатив. 11% респондентов отметили, что их компании уже увеличили свою капитализацию за счет цифровой трансформации.

Что касается приоритетов цифровой трансформации, то как сообщается в исследовании, цифровизация бизнес-процессов, управление на основе данных, а также управление клиентским опытом являются приоритетными направлениями трансформации в российских компаниях, это отметили 61%, 51% и 50% респондентов соответственно. В целом российские компании существенно подняли уровень зрелости использованию данных и применяют их для решения более сложных задач. Все больше компаний используют данные не только для диагностики, но и для принятия стратегических решений, улучшения продуктов и повышения эффективности операционной деятельности. 70% оттока клиентов обычно связано с плохим клиентским опытом. Около 60% топ-менеджеров отметили, что их компании уже реализовали или запланировали мероприятия по внедрению принципов клиентоцентричности и управления клиентским опытом в рамках стратегии

цифровой трансформации. Недооцененными остаются более "сложные" направления, которые в долгосрочной перспективе вносят важный вклад в инновационный потенциал и конкурентоспособность компании – развитие человеческого капитала и компетенций (цифровая культура) и создание собственных новых продуктов (R&D). Только 23% и 21% респондентов отметили эти направления в числе приоритетов цифровой трансформации своих компаний. 2Цифровая трансформация стимулирует разработку новых решений внутри компаний, что укрепляет значение этого направления для их конкурентоспособности. Копирование практик с рынка (в т. ч. локализация) при создании собственных сервисов снизилось на 15%, при росте собственной разработки внутри компании (R&D) на 6%.

Ключевые препятствия для цифровой трансформации, обозначенные в исследовании – нехватка компетенций и сопротивление изменениям, так ответили 53% и 45% опрошенных соответственно. Важно, что эти факторы перевешивают даже недостаток финансирования (37%) и возможные риски совершить ошибочные действия (40%). Согласно опросу HR-директоров, потребность в новых кадрах для цифровой трансформации может доходить до 30% от текущего штата компаний. В половине российских компаний отсутствует орган управления цифровой трансформацией, а ответственность неоднозначно распределена между несколькими менеджерами высокого звена. Это затрудняет управление процессом. Например, 42% руководителей в личных интервью описывают сценарий "навязывания сверху" стратегии, разработанной без достаточного участия команд на местах.

Для большинства респондентов достигнутые положительные эффекты от цифровизации заключаются в снижении трудозатрат (34%), повышении эффективности процессов и производительности (30% и 25%), повышении скорости адаптации к внешним изменениям (24%), создании новых бизнес-моделей (24%), а также повышении конкурентоспособности (22%). 25% респондентов не отметили какого-либо положительного эффекта от цифровой трансформации. Это может быть связано с отсутствием или низким качеством стратегии, проблемами в ее реализации или с тем, что трансформация находится на ранней стадии и эффекты ещё не достигнуты.

"В настоящий момент мы проживаем время глобальных перемен, связанных с цифровыми технологиями", - отмечает генеральный директор KMDA Владимир Рыжков. По его словам, цифровая трансформация - процесс адаптации бизнеса к новому технологическому циклу и особенностям новой модели социальной и общественной коммуникаций. "За последние два года в России более чем в два раза (на 120%) увеличилось количество компаний, запустивших и реализующих программу трансформации. Это естественный процесс, который рано или поздно, но неизбежно коснется всех элементов экономики. И, безусловно, это касается государства, поддержка которого поможет пройти этот этап наиболее эффективно. На сегодняшних день государственные органы дают мощный импульс и являются одними из лидеров цифровизации. Я положительно оцениваю программу правительства по дальнейшей поддержке и развитию цифровых инициатив, считаю эту сферу очень перспективной для нашей страны в глобальном масштабе развития национальной экономики и международного сотрудничества", - информирует Владимир Рыжков.

Комментируя исследование, заместитель генерального директора Softline по работе с национальными проектами Андрей Шолохов отмечает, что существенным минусом отчета KDMA является отсутствие четкого определения цифровой трансформации, а оценка происходит на основе ответов на самые базовые вопросы, например, есть ли в компании отдельная должность, связанная с цифровой трансформацией. "Альтернативным подходом, который применяется сейчас Министерством цифрового развития, является определение индустриальной модели цифровой трансформации, так как задачи, которые стоят перед банками и ритейлом существенно отличаются от задач ЦТ машиностроительного и металлургического предприятия. Оценка зрелости цифровой трансформации каждого предприятия должна производиться по чётко сформулированной шкале, основанной в том числе и на международном опыте в отрасли. В таком смысле отчет KMDA – это средняя температура по больнице, где у некоторых пациентов температура повышенная, а у некоторых, увы, комнатная", - считает Андрей Шолохов.

По его оценке, тема цифровой трансформации очень популярна как в России, так и за рубежом. За границей ЦТ – это в первую очередь инструмент повышения капитализации компании на рынке. В России же государство также обращает внимание на большее использование цифровых технологий, но очень четко определяет, что оно считает нужным поддерживать, а что нет. "Например, оно существенным образом инвестирует в так называемы сквозные цифровые технологии, такие как интернет вещей, искусственный интеллект, квантовые компьютеры, но не вкладывается в облачную инфраструктуру, которую считает прерогативой рынка. Активно идет цифровая трансформация государственного управления, создаются новые государственные информационные системы, организуется межведомственное взаимодействие для поддержки сервисов для юридических и физических лиц", - рассказывает Андрей Шолохов. По его словам, государство инвестирует в цифровую инфраструктуру, а также в формирование кадров для цифровой экономики, что поможет решить озвученную в исследовании ситуацию с нехваткой компетенций. Что касается цифровой трансформации компаний, то, по заявлению Андрея Шолохова, государство предоставляет несколько инструментов поддержки цифровизации, в частности для промышленности, через Фонд развития промышленности, а также льготное кредитование через аккредитованные Минкомсвязью банки и госкорпорацию ВЭБ.РФ, в недавнем общенациональном плане по борьбе с последствиями пандемии выделены средства для цифровизации вузов. "Такой системный подход государства к реализации национального проекта "Цифровая экономика", безусловно, делает возможным достижение его целей, а также существенный рост цифровой части экономики страны", - говорит Андрей Шолохов.

Директор облачного бизнеса МТС Олег Мотовилов сообщает, что МТС также отмечает тренд на ускорение цифровой трансформации. "Для многих представителей бизнеса внедрение цифровых решений становится драйвером и неотъемлемой частью дальнейшего развития. Многим компаниям в силу последних обстоятельств пришлось пережить экстренную интенсификацию цифровизации для поддержания непрерывности бизнес-процессов и сохранения конкурентоспособности", - подчеркивает Олег Мотовилов. Он считает, что обозначенные в исследовании препятствия для цифровизации можно обойти благодаря сотрудничеству бизнеса с ИТ-компаниями. "Например, с облачными провайдерами, которые могут помочь обеспечить бесперебойную работу онлайн-сервисов, справиться с пиковыми нагрузками. Сегодня облака – это одна из основ цифровой трансформации и формирования цифровых экосистем бизнеса. Для перехода в облако компаниям не обязательно наращивать собственные компетенции в сфере виртуализации. Специалисты облачного провайдера помогут бесшовно мигрировать ИТ-инфраструктуру в облако, повышая уровень цифровизации бизнеса. Руководители бизнеса смогут сфокусироваться на профильных задачах и бизнес-процессах", - утверждает Олег Мотовилов. Он сообщает, что в апреле 2020 года количество онлайн-заказов сети гипермаркетов "Твой Дом" выросло в 2,5 раза, однако клиентские онлайн сервисы стабильно работали благодаря использованию облака "ИТ-ГРАД". "Другой пример - БелГУ воспользовался облачными сервисами #CloudMTS для перевода обучения в режим онлайн. В течение всего двух суток в облако была перенесена система электронного обучения, которой пользуются более 23 тысяч студентов со всей России и ряда зарубежных стран", - информирует Олег Мотовилов.

Исполнительный директор Центра стратегического развития и цифровой трансформации компании "Ланит-Интеграция" (входит в группу "Ланит") Павел Сварник подчеркивает, что цифровая трансформация является частным случаем трансформации бизнес-модели предприятия, в ходе которой акцент делается на возможности современных технологий. "Главное при этом, что цифровые технологии, не только являются

относительно доступными, но и то что их внедрение неизбежно сопряжено с рядом процессов, которые положительно влияют на предприятие, – это и повышение так называемой "антихрупкости", и повышение организационной зрелости как таковой. Всё это влияет на конкурентоспособность отдельных компаний и, следовательно, на конкурентоспособность национальных экономик, что и объясняет внимание государственного аппарата к этому вопросу. Интенсивность же возможных преобразований экономики зависит от целого ряда факторов, и технологический фактор тут отнюдь не на первом месте", - считает Павел Сварник.

Директор центра отраслевой экспертизы департамента по работе с промышленными предприятиями компании "Техносерв" Андрей Шуравин замечает, что тема цифровой трансформации очень активно обсуждается в СМИ в последнее время, поскольку приближается 2021 год и интересно рассмотреть результаты программы "Цифровая экономика". По его словам, если информационная трансформация будет признана национальной целью, то на ее реализацию будут выделяться соответствующие уровню задачи цели, а любое финансовое стимулирование оживляет рынок. Однако, он считает, что участникам рынка следует не ожидать взрывной рост, а делать все возможное для его появления. "Если на каждом отдельном этапе делать даже небольшой шаг вперед, то рост не замедлит себя проявить. Однако при движении вперед нужно сохранять проверенные временем элементы цифровизации, то, что уже сделано в данном направлении на Российских предприятиях", - говорит Андрей Шуравин.

"Результаты исследования KDMA достаточно точно отражают текущее состояние цифровой трансформации в России и совпадают с нашими оценками рынка", - отмечает директор по инновациям ИТ-компании "Крок" Алексей Смирнов. По его оценке, темпы развития цифровизации и спрос со стороны рынка, в первую очередь, крупнейших компаний, на цифровые компетенции и экспертизу растут гораздо быстрее, чем рынок высококвалифицированных кадров цифровой экономики. От развития программ обучения, вовлечения государства и бизнеса в подготовку кадров для новой экономики, интенсификации обмена опытом и переноса компетенций между отраслями будут очень сильно зависеть темпы цифровой трансформации в нашей стране. Второй ключевой фактор успеха, по мнению Алексея Смирнова – это управление изменениями, так как в сложных, прорывных проектах наиболее критичным становится работа не с технологиями, а с людьми: принятие ими новых процессов и инструментов, переключение майндсета в новую парадигму клиентоцентричности, вовлеченность в инновационную культуру. Алексей Смирнов предупреждает, если не уделять достаточного внимания управлению изменениями, компании рискуют столкнуться с цифровым луддизмом, который сильно подорвет эффективность всех программ цифровизации. "Говорить про взрывной рост пока еще рано, но активный интерес государства к теме цифровизации и реализации национальных проектов будет дополнительно стимулировать развитие процессов цифровизации, причем это будет проявляться как напрямую, через инвестиции государства в программы цифровизации федеральных, муниципальных органов власти и госкорпораций, так и косвенно – через постоянную поддержку уровня внимания к цифровым технологиям, информированию, субсидированию и другой поддержке цифровых инициатив.", - утверждает Алексей Смирнов.

Генеральный директор компании Oberon Евгений Яшин считает, что значительную поддержку цифровизации окажут законодательные инициативы, такие как нацпрограмма "Цифровая экономика", налоговые льготы, снижение НДС. "Кроме того, развитию ИТ поспособствуют дорожные карты для сквозных технологий: Big Data, AI, quantum computing, блокчейн, IIoT, RPA, VR и др. Благодаря этим факторам на рынке уже появился новый технологический сегмент бизнеса в лице современных топ-менеджеров — CD(T)O (chef digital (transformation) officer), бывшие и наиболее прогрессивные CIO, возглавившие первые проекты по digital-трансформации", - размышляет Евгений Яшин.

По его словам, в России институт подготовки специализированных цифровых кадров еще полноценно не сформирован, так как первыми CD(T)O стали руководители различных направлений по информационным технологиям, а образовательные программы не поспевают за тенденциями. Этот тезис, по утверждению Евгения Яшина, подтверждают выводы исследования KMDA о том, что 53% компаний не хватает компетенций для цифровой трансформации. "Кроме того, в половине опрошенных организаций отсутствует как таковой орган управления цифровизацией. Могу отметить, что в нашем сегменте ИТ - сфере системной интеграции — наиболее востребованы сегодня квалифицированные sales-менеджеры, которые должны быть погружены в продукты и решения не меньше, чем ИТ-директора и CD(T)O", - полагает Евгений Яшин. Он отмечает также, что в то же время наблюдается положительная динамика — уже сегодня запущено множество профильных программ переподготовки кадров на базе классических университетов. По оценке Евгения Яшина, мировой кризис, вызванный пандемией, продемонстрировал, что ключевые навыки для бизнеса - гибкость и эффективность - достигаются именно благодаря цифровым технологиям. "Это заставило компании пересмотреть роль ИТ в вопросах устойчивости и непрерывности бизнес-процессов. Однако, ввиду нестабильной экономической ситуации, ожидать взрывного роста не стоит. Объективный срок реализации стратегии цифрового развития - 10 лет, обозначенные Михаилом Мишустиным", - считает Евгений Яшин.

Ан­на Сап­ры­ки­на

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Интеграция, Финансы

Ключевые слова: системная интеграция, автоматизация, инвестиции